Исковая давность по требованию о признании права

Главы из книги НАСТОЛЬНАЯ КНИГА СУДЬИ ПО СПОРАМ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ

Исковая давность по требованию о признании права

57. Течение срока исковой давности по искам,направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когдалицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этомсама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества неозначает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать онарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам,направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срокисковой давности, предусмотренный ст. 196ГК РФ.

Вместе с тем в силу абз. 5 ст. 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путемвнесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск,направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность нераспространяется.

Общее правило о том, что течение срока исковойдавности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушениисвоего права, закреплено вп. 1 ст. 200 ГК РФ. Применительно квещно-правовым способам защиты действуют как указанное выше правило, так инекоторые специальные положения.

Так, например, при истребовании имущества изчужого незаконного владения действует общее правило, установленное п. 1 ст. 200ГК РФ. Напротив, при применении последствий недействительности сделки в видереституции необходимо ссылаться на положение ст.

181 ГК РФ, согласно которойтечение срока исковой давности по требованию о применении последствийнедействительности ничтожной сделки начинается со дня, когда началось исполнениеэтой сделки(п.

1), а по требованию о применениипоследствий недействительности оспоримой сделки – со дня прекращения насилия илиугрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истецузнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием дляпризнания сделки недействительной(п. 2).

Вместе с тем, если речь идет не просто овещно-правовых способах защиты, а о тех, которые направлены на оспариваниезарегистрированного права, необходимо исходить из содержанияабз. 1 п.

57Постановления Пленума N10/22, в силукоторого течение срока исковой давности по искам, направленным на оспариваниезарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно былоузнать о соответствующей записи в ЕГРП.

Если читать комментируемыйабзац в отрыве отГК РФ, видно, что он применим ко всемвещно-правовым способам защиты, указанным вабз. 2 п. 52Постановления Пленума N 10/22: виндикации, реституции и прочим. Если жерассматривать комментируемый пункт в совокупности с ГК РФ, в частности сост.

200 ГК РФ, можно сделать вывод,что он касается тех способов защиты, срок применения которых связан с осознаниемнарушения права. Другими словами,абз. 1 п. 57Постановления Пленума N 10/22 разъясняет положениеп. 1 ст.

200 ГК РФ в части, гдесказано: “Течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узналоили должно было узнать о нарушении своего права” – применительно к спорам оправах на недвижимые вещи. Таким образом, четко прослеживается логикап.

57 Постановления Пленума N10/22: раз единственным доказательством существования права на недвижимоеимущество является запись в ЕГРП, а течение срока исковой давности начинается вмомент осознания нарушения права, то право на недвижимость считается нарушеннымв момент осведомленности лица, чье право нарушено, о записи в ЕГРП. Однакост.

200 ГК РФ содержит оговорку: “Изъятияиз этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами”. Эту жеоговорку следует переносить и наабз. 1 п. 57Постановления Пленума N 10/22. Например, если предъявляется виндикационныйиск, исковую давность следует считать по правилу, установленномуп. 1 ст. 200 ГК РФ в совокупности с абз. 1 п. 57 Постановления Пленума N 10/22. Если предъявляется иск ореституции, исковую давность необходимо исчислять по положению, закрепленному вст. 181 ГК РФ.

В соответствии сп. 1 ст. 7 Закона о регистрацииправ на недвижимое имущество государственная регистрация прав носит открытыйхарактер.

Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязанпредоставлять сведения, содержащиеся в ЕГРП, о любом объекте недвижимости любомулицу, предъявившему удостоверение личности и заявление в письменной форме (юридическомулицу – документы, подтверждающие регистрацию данного юридического лица иполномочия его представителя). Однако открытость сведений ЕГРП не должна служитьповодом для вывода о том, что заинтересованное лицо могло узнать о записи вмомент ее совершения. В связи с этимабз. 1 п. 57Постановления Пленума N 10/22 закрепляет, что сама по себе запись в ЕГРП оправе или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесенияв ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Правило, содержащееся вабз. 1 п.

57Постановления Пленума N 10/22, можно распространять по аналогии к искам,направленным на оспаривание ранее зарегистрированных прав, исходя из того, чтосрок давности начал течь в момент, когда лицо узнало или должно было узнать осоответствующей записи. Если же право собственности на спорное имущество незарегистрировано, применимы общие положения исковой давности, указанные вгл. 12 ГК РФ.

В частности, Территориальное управлениеФедерального агентства по управлению государственным имуществом в Волгоградскойобласти обратилось в суд с иском к Л.Н., Е.В., действующим в своих интересах и винтересах несовершеннолетнего Е.Е.

, о признании права государственнойсобственности Российской Федерации на объекты недвижимого имущества,расположенные по адресу: пл. Павших борцов, 2, г. Волгограда, признаниинедействительным зарегистрированного права и истребовании имущества из чужогонезаконного владения.

Исковые требования мотивированы тем, что истец являетсяпредставителем собственника имущества Российской Федерации – здания Центральногоунивермага, расположенного на пл. Павших борцов, 2, г. Волгограда, в подвалекоторого в 1943 г. 33-я мотострелковая бригада полковника И.Д. Бурмакова взяла вплен штаб вражеской группировки войск.

Указанный объект недвижимого имуществавыбыл из владения Российской Федерации в связи с его незаконной приватизацией,произведенной в 1994 г.

Спорный объект недвижимого имущества, согласно приложению N 1 к Постановлению Совета Министров РСФСР от 30 августа 1960г. N 1327 “О дальнейшем улучшении дела охраны памятников культуры в РСФСР”отнесен к историческим памятникам, подлежит охране как памятник государственногозначения, относится к федеральной собственности и не подлежал приватизации.

О незаконной приватизации спорного недвижимогоимущества и совершении последующих сделок по его отчуждению истцу стало известнов июне 2009 г.

Дело неоднократно рассматривалось различнымисудебными инстанциями.

При новом рассмотрении решением Центральногорайонного суда г. Волгограда от 17 мая 2010 г. иск Территориального управленияФедерального агентства по управлению государственным имуществом в Волгоградскойобласти к Л.Н., Е.В.

, действующему в своих интересах и в интересахнесовершеннолетнего сына Е.Е.

, о признании права государственной собственностиРоссийской Федерации, признании недействительным зарегистрированного права иистребовании имущества из чужого незаконного владения оставлен безудовлетворения, в том числе по мотиву истечения срока исковой давности.

Кассационным определением судебной коллегии погражданским делам Волгоградского областного суда от 21 июля 2010 г. решение судапервой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Территориальное управлениеФедерального агентства по управлению государственным имуществом в Волгоградскойобласти просило отменить решение Центрального районного суда г. Волгограда от 17мая 2010 г.

и кассационное определение судебной коллегии по гражданским деламВолгоградского областного суда от 21 июля 2010 г. ссылаясь на существенныенарушения судами первой и второй инстанции норм материального и процессуальногоправа.

Определением председателя Волгоградскогообластного суда от 26 октября 2010 г. надзорная жалоба с гражданским деломпередана для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции – впрезидиуме Волгоградского областного суда.

Постановлением президиума Волгоградскогообластного суда от 10 ноября 2010 г. состоявшиеся судебные акты отменены,вынесено новое решение об удовлетворении иска.

Отменяя решение суда первой инстанции иопределение суда кассационной инстанции, президиум указал следующее.

Отказывая в удовлетворении исковых требований всвязи с истечением срока исковой давности, о применении которой заявленостороной в споре, суд первой инстанции исходил из того обстоятельства, что 2ноября 2005 г.

Арбитражным судом Волгоградской области было рассмотрено дело поиску ЗАО “Центральный универмаг” к Комитету по управлению государственнымимуществом Волгоградской области и другим о применении последствийнедействительности ничтожной сделки.

При рассмотрении дела устанавливалисьобстоятельства приватизации спорных объектов недвижимости.

Следовательно, истцу,который участвовал в рассмотрении дела Арбитражным судом Волгоградской области,о переходе права собственности на спорные объекты недвижимого имущества к ЗАО “Центральныйунивермаг”, а в дальнейшем к физическим лицам было известно в 2005 г.

С указанными выводами согласился и судкассационной инстанции.

Вместе с тем выводы судов о начале срока исковойдавности с ноября 2005 г. являются ошибочными.

Указание суда первой инстанции на решениеАрбитражного суда Волгоградской области от 2 ноября 2005 г.

нельзя признатьправильным, поскольку, как следует из данного решения, судом рассматривался спормежду ЗАО “Центральный универмаг” и Комитетом по управлению государственнымимуществом Волгоградской области. Ответчики по данному гражданскому делу Л.Н.,Е.В., Е.Е.

к участию в рассмотрении спора привлечены не были, в связи с чемистцу не могло быть известно об их зарегистрированном праве на спорные объектынедвижимости.

Согласноп. 57 Постановления Пленума N 10/22 течение срока исковой давности поискам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня,когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП.

О незаконной приватизации здания Центральногоунивермага истец узнал 22 июня 2009 г.

из совместного обращения директораблаготворительного фонда “Вахта памяти” и представителя акционеров ЗАО “ЦентральныйУнивермаг”, после чего обратился в органы государственной регистрации прав нанедвижимое имущество и 29 июля 2009 г.

получил соответствующие выписки орегистрации за ответчиками права собственности на спорные объекты недвижимости.Следовательно, именно с 29 июля 2009 г. для истца начинает течь срок исковойдавности для обращения в суд с указанными исковыми требованиями .

——————————–

Архив Волгоградского областного суда. Дело N44-г-158/10.

Абзац 2 п. 57Постановления Пленума N 10/22 предусматривает общий срок исковой давности потребованиям об оспаривании зарегистрированного права в три года, ссылаясь наст. 196 ГК РФ.

При этомкомментируемое положение содержит оговорку о том, что иное устанавливаетсязаконом. В качестве иного можно привести срок применения последствийнедействительности оспоримой сделки.

Здесь срок исковой давности составляет одингод.

ГК РФ устанавливает перечень требований, на которыеисковая давность не распространяется(ст. 208). В частности, исковаядавность не распространяется на требования собственника или иного владельца обустранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены слишением владения(ст.

304). В связи с этимабз. 2 п. 57Постановления Пленума N 10/22 подчеркивает, что в случаях, когда нарушениеправа истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишениемвладения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковаядавность не распространяется.

Некоторые особенности применения сроков давностисуществуют в отношении исков о признании права собственности. Так, переченьтребований, на которые исковая давность не распространяется, содержится вст. 208 ГК РФ. Иные притязания могутбыть освобождены от исковой давности только в случаях, прямо предусмотренныхзаконом.

Требование о признании права собственности не входит в перечень,указанный в ст. 208 ГК РФ. Нет и иных норм права, которые исключили бы исковуюдавность по рассматриваемому иску. Следовательно, буквальное толкование законасвидетельствует о применении общего срока исковой давности.

Однако наукагражданского права и судебная практика идут по пути нераспространения исковойдавности на требования о признании права собственности. Обосновывается такойподход тем, что признание права собственности схоже с требованием собственникаоб устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не былисоединены с лишением владения (абз. 5 ст.

208 ГК РФ), а на него исковая давность не распространяется. Кроме того,признание права собственности основано на длящемся правоотношении, правоваяприрода которого исключает применение исковой давности. Обращается внимание и нато, что исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, правокоторого нарушено (ст.

195 ГК РФ),тогда как иском о признании права собственности не восстанавливается нарушенноеправо. Им признается или устанавливается право – право собственности.

Такженеобходимо иметь в виду, что иск о признании права собственности хоть ираспространен в правоприменительной деятельности, но прямо не описан вГК РФ, что и могло стать причиной егоотсутствия в перечне требований, на которые исковая давность нераспространяется. Исключением из этого правила является иск о признании правасобственности на имущество невладеющим собственником. В данном случае срокисковой давности равен трем годам, так как предполагается, что, по сути,предъявлен виндикационный иск.

Источник: http://av-ue.ru/nks_k.php?d=nks_806.htm

Срок исковой давности по имущественному спору: варианты отсчета

Исковая давность по требованию о признании права

Сроки давности судебной защиты нарушенного права (сроки исковой давности) являются важнейшим институтом правового регулирования. Базовыми нормами для всех категорий гражданских дел являются положения гл.

12 ГК РФ, в которую в рамках реформы гражданского законодательства с 2013 года внесены заметные изменения, в частности касающиеся начала течения срока исковой давности, которое теперь связано также и с установлением надлежащего ответчика, и недопустимостью односторонних действий по исполнению требований, по которым истек срок исковой давности.

Но прежде чем, перейти к судебным разъяснениям закона, совсем немного о юридических понятиях по тематике статьи. Первое, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

Второе, статьей 200 Гражданского кодекса РФ определено начало течения срока исковой давности: “если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства“. О позиции Конституционного суда, признавшим неконституционным требование ГК о применении 10 летнего срока давности можно ознакомиться здесь.

Также Гражданский кодекс РФ определяет ряд требований, для которых исковая давность не существует. Так, на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов, на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения, исковая давность не распространяется.

Формулировка закона “когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права“, с которой напрямую связано начало отсчета срока исковой давности, в судебной практике не имеет единого толкования.

В имущественных спорах, связанных с наследованием, разделом имущества, – каждая ситуация по своему уникальна.

Суды часто связывают момент начала срока исковой давности, например, с моментом регистрации имущественных прав на спорное недвижимое имущество, в регистрационной службе. Однако, это не всегда правильно.

Для более правильного понимания, когда следует начинать отсчет срока исковой давности в имущественных спорах, связанных с недвижимостью, приведем разъяснение Верховного суда РФ. Полностью с данным решением можно ознакомиться здесь.

Верховный суд пояснил, как следует исчислять срок исковой давности для ответчика, который иск не признал и предъявил встречный иск об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей в праве собственности на квартиру участников общей собственности, признании права собственности на 1/2 доли в порядке наследования по закону после смерти отца, прекращении права собственности истца на 1/2 доли квартиры, исключении из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее – ЕГРП) записи о регистрации права истца на указанную квартиру, определении порядка пользования квартирой. Отказывая в удовлетворении встречного иска ответчика, суд первой инстанции (и с ним согласился суд апелляционной инстанции) исходил из того, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти (в 2004 году) отец ответчика о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры не заявлял, на момент смерти собственником данной квартиры являлась мать, ответчик после смерти отца наследственных прав на данную квартиру не оформляла в связи с предполагаемым отказом матери от предоставления документов на квартиру, из чего следует, что о нарушении своих прав ответчик должна была узнать в 2004 году, с указанного времени срок исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, пропущен. Оставляя в данной части решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции указал, что после расторжения брака в 1995 году и до своей смерти в 2004 году отец о разделе совместно нажитого имущества в виде спорной квартиры и признании за ним права собственности на 1/2 доли не заявлял, в связи с чем в установленном порядке не приобрел право собственности на такую долю, и поэтому после его смерти она не входит в наследственную массу; требования ответчика о признании за ней права собственности на спорную долю в порядке наследования после смерти отца являются производными от его права собственности на долю в квартире.

Исходя из разъяснений Верховного Суда РФ, при рассмотрении требований ответчика об установлении долевой собственности на спорную квартиру, определении долей, признании права собственности на долю одним из юридически значимых обстоятельств является определение правового режима указанного имущества на день открытия наследства, то есть установление обстоятельств, позволяющих отнести спорную квартиру к общему имуществу бывших супругов или к личной собственности одного из них.

По делу установлено, что спорная квартира была приобретена в период брака Рузанова А.Г.(отец ответчика) и Рузановой Л.И.(мать – истец) за счет общих средств супругов, в связи с чем является их совместной собственностью. Вывод суда апелляционной инстанции о том, что отец ответчика – Рузанов А.Г. не приобрел право собственности на долю в спорной квартире, поскольку после расторжения брака о разделе имущества не заявлял, противоречит положениям статей 33, 34 Семейного кодекса РФ, статей 20, 22 Кодекса о браке и семье РСФСР (действовавшего на момент расторжения брака между Рузановыми), статьи 256 Гражданского кодекса РФ. Данными нормами закона режим совместной собственности супругов не поставлен в зависимость от факта обращения одним из супругов после расторжения брака с требованием о разделе совместно нажитого имущества. Раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.

Как разъяснено в пункте 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 ноября 1998 г.

№ 15 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (пункт 7 статьи 38 Семейного кодекса РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния), а при расторжении брака в суде – дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (пункт 1 статьи 200 Гражданского кодекса РФ).

Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают сообща пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности следует исчислять с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.

Как установлено судом, отец ответчика – Рузанов А.Г.

до своей смерти, наступившей 1 апреля 2004 года, проживал в спорном жилом помещении, от своего права на квартиру никогда не отказывался, с требованием о разделе совместно нажитого имущества и выделе доли в праве собственности на спорную квартиру не обращался в связи с отсутствием такой необходимости, поскольку мог беспрепятственно пользоваться квартирой, а бездействие собственника вещи в отношении вопроса определения долей в общем имуществе не свидетельствует по общему правилу о намерении отказаться от права собственности на нее (статья 236 Гражданского кодекса РФ).
В соответствии со статьей 38 Семейного кодекса РФ, статьей 1150 Гражданского кодекса РФ выделение супружеской доли в совместно нажитом имуществе является правом, а не обязанностью супруга. Момент возникновения права собственности члена кооператива, выплатившего паевой взнос (пункт 4 статьи 218 Гражданского кодекса РФ), на режим совместной собственности супругов не влияет. Поскольку право Рузанова А.Г. на совместно нажитое в браке имущество не оспаривалось, его права по владению и пользованию спорной квартирой не нарушались, какие-либо основания для исчисления срока исковой давности по требованиям о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, с момента расторжения брака супругами Рузановыми, у суда отсутствовали.

Регистрация права собственности за одним из супругов также не свидетельствует о нарушении прав другого собственника и не означает, что со дня внесения записи в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Таким образом, ответчик (дочь) смогла и через 10 лет отсудить половину квартиры у собственника – матери, когда последняя решила ее выселить из своей квартиры.

Требования закона об установлении предельного срока исковой давности в 10 лет не могут распространяться и на ряд других правоотношений, о чем указал КС, приняв важное для многих граждан решение, отменяющее для них 10-летний рубеж исковой давности. Подробнее читать здесь.

29 сентября 2015 года было принято постановление Пленума Верховного суда РФ N 43 о некоторых вопросах, связанных с применением норм ГК РФ об исковой давности. Это постановление содержит ряд разъяснений для единообразного применения судами закона.

О сроке принятия наследства и порядке его восстановления мы разместили отдельные статьи, с которыми можно ознакомиться соответственно здесь и здесь.

Источник: http://advokat-zashchitnik.ru/grazdanskoe_delo/sroki-iskovoy-davnosti_58.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.