Нарушение принципа независимости судей

Адвокат Гаспарян Нвер Саркисович. Почему Российский суд зависим. Проблемы независимости судей

Нарушение принципа независимости судей
Проблемы независимости судей при рассмотрении уголовных дел Вопросы объективности и беспристрастности суда тесно связаны с его независимостью.

Первый из Основных принципов независимости судебных органов, принятый ООН,  гласит: «Независимость судебных органов гарантируется государством и закрепляется в конституции или законах страны.

Все государственные и другие учреждения обязаны уважать и соблюдать независимость судебных органов» [1]. В России действует масса нормативно-правовых актов провозглашающих и гарантирующих реализацию принципа независимости суда.

Независимость судей и подчинение их Конституции РФ и федеральному закону — конституционный принцип правосудия, означающий, что судьи рассматривают и разрешают уголовные дела по своему внутреннему убеждению, руководствуясь уголовно — процессуальным и уголовным законом.

Судьи независимы и подчиняются только Конституции РФ и федеральному закону (ст. 120). Судьи несменяемы. Полномочия судьи могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом (ст. 121). В соответствии со ст. 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли, подчиняясь только Конституции Российской Федерации и закону. Вместе с этим принятые в России стандарты суверенности суда, подкрепленные установленными конституционными гарантиями, недостаточны для обеспечения реальной независимости.Важно подчеркнуть, что даже совершенный закон не в силах предотвратить его нарушения. «Учреждая демократически-правовое государство, — пишет Л.С. Мамут, — принимая равно достойную ему конституцию, занимаясь затем наладкой и укреплением институтов данного государства, системы его законодательства, надо твердо знать: лишь одного этого для укрепления в практической жизни провозглашенных конституцией ценностей явно недостаточно. Ведь институты сами по себе никем не руководят и никого не организуют. Равным образом сами по себе законы не господствуют, не правят, не исполняются автоматически… Учрежденные институты, изданные законы функционируют в той мере и постольку, поскольку их используют люди в своей жизнедеятельности, которая, в свою очередь, находится в прямой связи с социальными качествами народа, граждан, в первую очередь с их политико-правовой культурой».[2]

Медведев Д.А., выступая на VII Всероссийском съезде судей, отметил: «Казалось бы, закон предоставляет все возможности – и процессуальные, и материальные – суду для того, чтобы он был независим.

Если исходить из писаного права, из того, что есть у нас в законах, такой проблемы не должно быть в принципе.

Но почему в этом случае судья, который является де-юре независимым, де-факто независимым подчас не является, и почему его личный выбор происходит зачастую не в сторону принятия объективного решения при рассмотрении дела?» [3].

Вопрос, поставленный  Медведевым Д.А., требует пристального  изучения. 

С какими негативными факторами, влекущими ослабление важнейшего конституционного принципа,  мы сталкиваемся  в последнее время:Вряд ли кто-то станет оспаривать необходимость борьбы с коррупцией. Однако эта борьба породила новые проблемы для правосудия. Так, судьи оказались в состоянии перманентного страха. Они боятся, что любое смелое хотя бы и законное процессуальное решение (вынесение оправдательного приговора, переквалификация действий, освобождение из-под стражи, условно-досрочное освобождение, прекращение уголовного дела за примирением сторон, применение  условного осуждения или назначение наказания ниже низшего предела) будет расценено вышестоящими судебными инстанциями как  вынесенное в результате  коррупционного влияния. При наличии ничем не подтвержденных подозрений  судебное решение может быть отменено, а судья привлечен к дисциплинарной ответственности вплоть до лишения  статуса. Нормативно-правовые акты, регулирующие дисциплинарное производство в отношении судьи, не предусматривают справедливого и дифференцированного механизма лишения статуса. (Например, такого, когда судью можно было бы лишить статуса при систематических нарушениях  требований закона, когда он уже имел одно или  несколько  дисциплинарных  взысканий). Именно в связи с этим 17.01.2008г. пять бывших судей, которые были лишены своего статуса квалификационными коллегиями по представлению председателей судов, обратились в Конституционный Суд РФ.  Как справедливо указали заявители, закон не определяет составы дисциплинарных правонарушений, не конкретизирует их и не определяет их тяжесть, что создает возможность принятия произвольного решения. В результате одни и те же действия судьи могут оцениваться и как основания для удаления его с должности, и как не влекущие никаких дисциплинарных последствий. Заявители также полагали, что квалификационные коллегии судей нельзя назвать независимыми и беспристрастными органами, так как они состоят из судей и в их отношении председатели судов могут подать представления о досрочном лишении полномочий. Кроме того, обжаловать решения коллегии приходится в суде субъекта РФ, то есть в том суде, председателем которого сформирована квалификационная коллегия.

Конституционный Суд  РФ от 28 февраля 2008 г. N 3-П «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 6.1. и 12.1.

Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и статей 21, 22 и 26 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Г.Н. Белюсовой, Г.И. Зиминой, Х.Б. Саркитова, С.В. Семак и А.А.

Филатовой», признавая оспариваемые нормы не противоречащими Конституции РФ, указал следующее: «Основанием для привлечения к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий судьи должно быть не любое отступление от требований закона и этических норм, а лишь такое, которое несовместимо с высоким званием судьи. Поэтому, в частности, судья не может быть привлечен к указанной ответственности за судебную ошибку, если только неправосудность судебного акта не явилась результатом поведения судьи, несовместимого с занимаемой им должностью».

Очевидно, что разъяснения Конституционного Суда РФ также не дали четких критериев, по которым возможно привлечение судьи к дисциплинарной ответственности и лишение статуса.

Представляет в этом отношении позиция Конституционного суда России по обращению Анжелики Матюшенко. Заявительница работала судьей Преображенского районного суда г. Москвы с ноября 2000 года. В сентябре 2008 года Квалификационная коллегия судей (ККС) Москвы досрочно прекратила ее полномочия.

Было установлено, что, рассматривая уголовное дело в апелляционном порядке, судья Матюшенко грубо нарушила нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства, не изучила должным образом материалы дела и ошибочно установила у подсудимой наличие умысла на совершение преступления.

А, оставив назначенное мировым судом наказание в виде лишения свободы, она поставила под угрозу жизнь и здоровье подсудимой. Таким образом, судья нарушила общие начала назначения наказания, принципы законности, равенства, справедливости и гуманизма.

Кассационная инстанция апелляционное постановление судьи Матюшенко отменила и рассмотренное ею дело ввиду отсутствия состава преступления прекратила. Матюшенко оспорила решение ККС Москвы в Верховном суде РФ, но в удовлетворении жалобы ей было отказано.

Обращаясь в Конституционный суд, лишенная статуса судья Матюшенко аргументировала свою позицию тем, что оспариваемые нормы противоречат конституционным принципам независимости, несменяемости и неприкосновенности судей, а также ограничивают ее право как судьи при вынесении судебного решения. Она полагала, что эти нормы не определяют состав дисциплинарного проступка судьи и допускают возможность их произвольно применять, как и ряд положений Кодекса судейской этики, при привлечении судей к дисциплинарной ответственности. Сама Матюшенко считала, что ее дисквалифицировали не за грубые процессуальные нарушения, а за выраженное в решении собственное мнение, гарантированно предоставленное судьям «свободой усмотрения». Конституционный суд, 2 июня 2011г. рассмотрев жалобу заявительницы, пришел к выводу, что основанием для досрочного прекращения полномочий судьи должно быть не любое отступление от требований закона, а лишь явно противоречащее конституционному предназначению судебной власти, носителем которой является судья. В процессе толкования применяемой нормы возможны ошибки, что не дискредитирует априори допустивших их лиц. Такие нарушения подлежат исправлению вышестоящими судебными инстанциями и сами по себе не могут служить основанием для применения к судье такой меры дисциплинарного взыскания, как досрочное прекращение полномочий. Однако вынесение неправосудного судебного акта, не подпадающее под признаки состава преступления, может свидетельствовать о явной небрежности судьи, недопустимой при отправлении правосудия, либо давать основания к выводу о неспособности судьи исполнять свои профессиональные обязанности. Основанием для привлечения судьи к дисциплинарной ответственности (в том числе и в виде досрочного прекращения полномочий) может быть как однократное грубое нарушение, свидетельствующее о некомпетентности или небрежности судьи, так и нарушения, не носящие такого характера, но совершаемые им систематически. Признав оспариваемые нормы соответствующими Конституции, КС, тем не менее, указал законодателю, что тот вправе установить более широкий перечень видов дисциплинарных санкций, уточнить состав дисциплинарного проступка и основания для привлечения судей к дисциплинарной ответственности[4].Конституционный суд пришел к выводу о том, что квалификационная коллегия судей имеет право лишить судью его статуса, даже если он совершил всего один проступок, но явно нарушающий конституционные права гражданина. Выступивший с особым мнением судья-докладчик по делу Михаил Клеандров справедливо считает, что оспоренные нормы следовало признать неконституционными, поскольку их «чрезмерная неопределенность» позволяет «наказывать или не наказывать судью за одно и то же деяние»[5]

Сегодня при желании председателя суда субъекта  судья может быть лишен своего статуса за одну отмену вынесенного им судебного решения, если такие действия покажутся  несовместимыми  с высоким званием судьи.

Французский писатель и философ Мишель Монтень говорил: «Трусость — мать жестокости». В такой ситуации судьи, дабы исключить какие-либо намеки на свою тенденциозность  из чувства самосохранения и безопасности  ужесточают приговоры,  назначая завышенные  сроки лишения свободы.

В 2008 году за различные проступки были лишены  статуса и отправлены в отставку 98 судей. А 65 судей были привлечены к уголовной ответственности и осуждены. Статистика показывает, что годом раньше за различные прегрешения было уволено в три раза меньше судей[6].

Следовало бы принципиально отличать ситуации, когда судьи изгоняются из сообщества за  откровенно некомпетентные и бессовестные  действия (бездействия), и когда они лишаются статуса за смелые законные решения, вынесенные вопреки воле своих руководителей.

Страх  быть привлеченным к дисциплинарной ответственности или быть лишенным статуса  полностью подавляет какую-либо судейскую самостоятельность и  заставляет действовать в угоду системных установок.
Как отмечает Т.Г. Морщакова, «цель самосохранения подавляет подлинную цель судебной власти.

Охрана прав граждан отступает перед «ценностью» самой судейской должности, которая растет вместе с судейскими окладами»[7].

1. Зависимость от председателя суда. (Для судей, рассматривающих дела с участием присяжных заседателей – это зависимость от председателя суда субъекта РФ). Одно из наиболее распространенных мнений о причинах недостаточной реализации принципа независимости судей сводится к гипертрофированной роли председателей судов. Провозглашая независимость суда, законодатель старался оградить суд от внешнего негативного влияния, видимо помня о  поползновениях партийных и  советских органов в прошлом. Однако не обратил внимания, что угроза независимости в большей степени существует не извне, а изнутри.

Так, невмешательство председателя суда в работу судей, исходя из имеющегося законодательства, только подразумевается, однако специальной правовой нормы, запрещающей такое вмешательство, ни в одном федеральном законе нет.

Источник: http://www.advokat7777.ru/publ/advokat_gasparjan_nver_sarkisovich_pochemu_rossijskij_sud_zavisim_problemy_nezavisimosti_sudej/1-1-0-27

Практика ГПК РФ. Статья 8. Независимость судей

Нарушение принципа независимости судей

Для поиска на сайте однородных и связанных материалов воспользуйтесь меткой внизу страницы. Чтобы просмотреть содержание категории (раздела, страницы), воспользуйтесь активной, ссылкой голубого цвета, расположенной в верхней части страницы. После активации ссылки откроется перечень статей категории в кратком виде.

На этой странице публикуются фрагменты  из частных, апелляционных, кассационных, надзорных и дисциплинарных жалоб.

Независимость судебной системы гарантируется статьей 120 Конституции, статьей 5 закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации”, статьей 5 закона от 07 февраля 2011 года N 1-ФКЗ “О судах общей юрисдикции в Российской Федерации”

ДЕЛО #, контроль за делом – вмешательство заместителя председателя Мосгорсуда Агафоновой Г.А. и председателя Бутырского районного суда Колмогорва Ю.А.; возврат дополнения к частной жалобе под видом частной жалобы в районный суд; утрата дополнения – деяние, имеющее признаки преступления, квалифицируемое статьей 325 УК РФ Похищение или повреждение документов…;

ДЕЛО #, контроль за делом – вмешательство председателя Бутырского районного суда г. Москвы Колмогорова Ю.А.; проверка по доводам частной жалобы до принятия решения судом; нарушение тайны совещательной комнаты; нарушение принципа невмешательства и независимости;

ДЕЛО #, контроль председателя суда; сговор суда с исполнительной властью – Департаментом городского имущества г. Москвы; неисполнение распоряжений суда; не применение закона об ответственности за неисполнение распоряжений суда; нарушение принципа независимости; судья Черемушкинского районного суда г. Москвы Чурсина С.С.; председатель Черемушкинского районного суда Налимова С.Л.;

Совокупность нарушений повлекла неисполнение распоряжений суда и ограничение права истицы на доступ ко всем материалам учетного (регистрационного) дела ДГИ. Отказ в доступе ко всем материалам существенно ограничил возможности для защиты.

ДЕЛО #, контроль председателя суда; сговор суда с исполнительной властью – Департаментом городского имущества г. Москвы; неисполнение распоряжений суда; не применение закона об ответственности за неисполнение распоряжений суда; нарушение принципа независимости; судья Черемушкинского районного суда г. Москвы Чурсина С.С.; председатель Черемушкинского районного суда Налимова С.Л.;

Совокупность нарушений повлекла неисполнение распоряжений суда и ограничение права истицы на доступ ко всем материалам учетного (регистрационного) дела ДГИ. Отказ в доступе ко всем материалам существенно ограничил возможности для защиты.

1. Неисполнение распоряжений судьи о предоставлении исполнительной властью документов обязательных для составления, подписания, регистрации и хранения в органах исполнительной власти указывает на сговор судьи с не исполняющим лицом.

В данном случае нарушителями закона выступает не только исполнительная власть, уклоняющаяся от представления документов, но и судья, не требующий от исполнительной власти исполнения своих распоряжений.

Согласованные действия судебной и исполнительной властей имеют целью препятствовать в проведении экспертизы подписи, исполненной от имени ПОГ на документе, принятом ДЖПиЖФ как ее согласие на постоянное проживание ПЕН, намерение не допустить выявления нарушений ДЖПиЖФ, допущенных при заключении договора социального найма.

Последствия: лишение возможности обосновать доводы заявления и возражений. Отказ в иске в связи с недоказанностью оснований иска.

Доводы истицы ИМВ о том, что в суд представлены документы не в полном объеме, основаны на фактах: в суд не представлено документов, послуживших основанием для договора социального найма от 10 апреля 2007 том т лд 32-33, которые никогда не представлялись истице.

1.1. 16 ноября 2015 по ходатайству истицы ИМВ М.В. том 1 лд 18 из Департамента городского имущества г. Москвы судом был запрошен подлинник учетного (регистрационного) дела для проведения экспертизы документов, том 1 лд 19.

В запросе было дано разъяснение об обязанности известить суд о невозможности представления истребуемых доказательств и о штрафе за неисполнение требований суда.

Вопреки статье 6 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года N 1-ФКЗ “О судебной системе Российской Федерации” и статьи 57 (часть 3 и 4) ГПК РФ распоряжение судьи не выполнено.

1.2. В промежуток с 17 ноября по 07 декабря 2015 года с сопроводительным письмом сотрудника Радченко Е.Б. от 19 ноября 2015 года том 1 лд 47 в суд представлена часть документов в виде заверенных копий и без описи.

Подлинники документов, вопреки требованию суда, представлены не были, объем документов определялся ДГИ (правопреемник ДЖПиЖФ) самостоятельно без предъявления в суд, без обозрения всех материалов и без обсуждения о необходимости приобщения к делу тех или иных документов.

Объяснений по факту непредставления подлинников документов, представления заверенных копий по своему усмотрению ответчик ДГИ суду не представил. Однако вопреки закону, своим собственным предупреждениям и отсутствию объяснений со стороны ДГИ судья Чурсина С.С.

не потребовала от ДГИ исполнения своих распоряжений и освободила ДГИ последствий – от обязанности представить документы и уплатить штраф.

1.3. 23 июня 2016 года ДГИ представил на обозрение суда подлинник дела, о чем в протоколе имеется запись, том 2 лд 36. В деле имелись новые документы и опись.

Вопреки своему собственному требованию от 16 ноября 2015 года о предоставлении подлинника судья Чурсина С.С. подлинники к делу не приобщила, ходатайство представителя истицы ИМВ отклонила.

Отсутствие полной копии материалов учетного (регистрационного)дела препятствует истице в защите и позволяет ДГИ манипулировать доказательствами.

2. Председатель Черемушкинского районного суда Налимова С.Л. лично контролировала рассмотрение дела.

Председатель суда, не являющаяся судьей по делу, законом и Инструкцией не наделенная правом получать, изучать или иным образом контролировать процессуальные документы, осуществляла постоянный контроль за делом: председатель суда изучала все поступившие по делу документы, после чего они передавались судье.

Между тем, в силу независимости судьи, согласно закону и Инструкции о делопроизводстве в суде все материалы, после возбуждения дела в суде, не позднее следующего дня передаются непосредственно судье.

На процессуальных документах, представленных в суд после возбуждения дела по иску ИМВ, присутствуют распорядительные надписи председателя суда.

Контроль председателя суда указывает на нарушение принципа независимости, на личный интерес председателя к конкретному делу.

“8.4.2. Апелляционные жалоба, представление в установленный срок могут быть отправлены в суд первой инстанции через отделение связи или переданы в приемную суда, вынесшего решение.

К апелляционной жалобе, представлению, поступившим в суд из отделения связи, приобщается конверт.

8.4.4. Судебное дело, решение по которому обжалуется, вместе с жалобой, представлением в тот же день передается судье, рассмотревшему дело по существу, под расписку.

8.4.5. Если жалоба, представление поступили в суд во второй половине рабочего дня, они оформляются и передаются судье не позднее следующего рабочего дня”.

Инструкция по судебному делопроизводству в районном суде

ДЕЛО #, контроль за делом – вмешательство председателя Бутырского районного суда г. Москвы Колмогорова Ю.А.; проверка по доводам частной жалобы до принятия решения судом; нарушение тайны совещательной комнаты; нарушение принципа невмешательства и независимости;

1. 05 июля 2011 года определением судьи Бутырского районного суда Перовой Т.В. в удовлетворении заявления о пересмотре решения ПАТ отказано.

19 июля 2011 года определением судьи Перовой Т.В. замечания на протокол отклонены.

2. 10 августа 2011 года в связи с тем, что частная жалоба на определение по существу дела была уже подана, в то время как право на обжалование определения по отклонению замечаний на протокол не истекло, ПАТ подала частную жалобу на определения об отказе в удовлетворении замечаний на протокол.

3. 10 августа 2011 года по частной жалобе председателем Бутырского районного суда Колмогоровым Ю.А. проведена проверка. Предметом проверки было заявление о нарушении тайны совещательной комнаты, в которой во время принятия определения находился прокурор. По результатам проверки в дело приобщено Заключение, из которого следует, что была опрошена секретарь заседания и прокурор.

Проверка доводов частной жалобы до ее рассмотрения судом, вне судебного разбирательства противоречит принципу невмешательства в работу суда.

В судебном заседании при рассмотрении кассационной жалобы заявители ходатайствовали о допросе в качестве свидетелей секретаря заседания и наблюдателей, присутствовавших в зале. Вопреки принципу независимости, судебная коллегия Мосгорсуда обосновала определение доводами Заключения, отклонив  ходатайство о допросе свидетелей.

4. Определением судьи частная жалоба возвращена в связи с отсутствием права обжалования.

Однако ранее судья приняла к производству и назначила к слушанию в кассационном суде дополнение к частной жалобе на отказ в отводе суду, с которой заявители возвращали в суд частную жалобу.

Принимая решение о возврате, судья Перова Т.В. была явно не последовательна и не беспристрастна, принимая при одинаковых обстоятельствах противоположение решения. Дополнение к частной жалобе т. 3 л.д.

332-334 на отказ в отводе суду кассационным судом 24 августа 2011 рассмотрено, следовательно, объективных препятствий к рассмотрению частной жалобы в полном объеме, как остальных частных жалоб у суда не было.

Жалоба рассмотрена кассационным судом, как дополнение к жалобе по существу дела и по двум жалобам принято одно определение от 24 августа 2011 об отказе в пересмотре решения суда.

В силу закона, любой судебный акт может быть обжалован. Судья не могла не знать, что внутригосударственным правом предусмотрено обжалование всех без исключения судебных актов одним из следующих способов:

– самостоятельное обжалование судебного акта, нарушающего права и интересы граждан;

– совместное обжалование с судебным актом, которым дело разрешено по существу, способом включения возражений относительно иных оспариваемых определений, нарушающих права и интересы граждан;

ДЕЛО #, контроль за делом – вмешательство заместителя председателя Мосгорсуда Агафоновой Г.А. и председателя Бутырского районного суда Колмогорва Ю.А.; возврат дополнения к частной жалобе под видом частной жалобы в районный суд; утрата дополнения – деяние, имеющее признаки преступления, квалифицируемое статьей 325 УК РФ;

1. 22 августа 20111 года в Мосгорсуд представлено дополнение к кассационной жалобе с ходатайством о частном определении в отношении судьи Бутырского районного суда Перовой Т.В. в связи с многочисленными нарушениями процессуального закона и права ответчицы по первоначальному иску ПАТ.

Судебная коллегия не смогла самостоятельно принять решение и передала дополнение заместителю председателя Мосгорсуда Агафоновой Г.А., или же дополнение было самостоятельно изъято  Агафоновой Г.А., контролировавшей дело о споре за право найма по договору социального найма трехкомнатной квартиры в Москве.

Судебная коллегия, передав  дополнение от 22 августа 2011 к частной жалобе для принятия решения администрации, отказалась от независимости и продемонстрировала свои полномочия, существенно ограниченные администрацией Мосгорсуда.

2. 26 августа 2011 года заместителем председателя Мосгорсуда Агафоновой Г.А. частная жалоба от 22 августа 2011 на определение от 05 июля 2011 направлено в Бутырский районный суд для исполнения требований статей 337-343, 112 ГПК РФ. Фактически Агафонова Г.А. направила в Бутырский суд дополнение к частной жалобе, поданное в Мосгорсуд 22 августа 2011 и зарегистрированное под Nхххх.

3. В результате личного контроля и вмешательства в работу судей заместителя председателя Мосгорсуда Агафоновой Г.А. и председателя Бутырского районного суда Колмогорова Ю.А. дополнение к частной жалобе, переименованное в частную жалобу было утеряно. Во всяком случае, указанный документ до настоящего времени в деле отсутствует.

4. Заявление об ускорении рассмотрения дела от 24 января 2012 года, об исполнении указаний Агафоновой Г.А. и назначении дополнения к частной жалобе к слушанию не рассмотрено, определение в деле отсутствует. Поданное в июле 2014 года аналогичное заявление об ускорении также не рассмотрено, ответа не получено.  
   

Источник: https://grany-prava.ru/sudy-obschey-yurisdikcii/sudebnaya-praktika/21-praktika-gpk-rf-statya-8-nezavisimost-sudey.html

Реализация поправок в Конституцию угрожает независимости судей // Председатель Совета судей критикует законопроект и исполнительную власть

Нарушение принципа независимости судей

Председатель Совета судей России Виктор Момотов опасается, что новый порядок отстранения судей от должности Советом Федерации, принятый в развитие поправок в Конституцию, подорвет независимость судей. Об этом он заявил на конференции «Судебная власть в современном обществе», прошедшей 23 октября.

Глава дисциплинарной коллегии Верховного суда (ВС) Сергей Рудаков призвал судей воздерживаться в социальных сетях от «политических оценок» и «дружбы», которая может нарушить их беспристрастность.

При этом он не исключил регистрацию судей в социальных сетях под псевдонимами, обратив, однако, внимание, что в сети «нет никаких гарантий сохранения анонимности».

Конференцию «Судебная власть в современном обществе» организовал Тамбовский облсуд, органы судейского сообщества и журнал «Судья». Центральным на ней стало выступление председателя Совета судей, судьи ВС Виктора Момотова.

В своем докладе он сетовал на ослабление независимости судебной власти, в том числе из-за реализации поправок в Конституцию, и быстрое изменение гражданского законодательства, ставящее под угрозу правовую определенность.

Он предложил повысить государственную пошлину, взыскивать небольшие суммы налогов с граждан во внесудебном порядке и допустить искусственный интеллект к разрешению дел в упрощенном порядке.

Приводим самые яркие цитаты из его выступления (редакция «Закон.ру» выделила их полужирным шрифтом). Полный текст его доклада размещен здесь.

О последствиях поправок в Конституцию

«Напомню, что теперь Президент России наделен полномочием вносить в Совет Федерации представление о прекращении в соответствии с федеральным конституционным законом полномочий ряда категорий судей [председателя КС и его зампреда, председателя ВС и его зампредов, судей КС и ВС, председателей, зампредов и судей кассационных и апелляционных судов. — Прим. ред.] в случае совершения ими поступка, порочащего честь и достоинство судьи, а также в иных предусмотренных федеральным конституционным законом случаях, свидетельствующих о невозможности осуществления судьей своих полномочий.

Не вдаваясь сейчас в подробный анализ, хочу обратить Ваше внимание на один крайне важный вопрос.

Согласно предложенному законопроектами порядку органы судейского сообщества, к сожалению, будут исключены из участия в процедуре прекращения полномочий ряда категорий судей.

Предлагаемое законопроектами перераспределение полномочий между ветвями власти ведет к возникновению рисков нарушения принципа независимости и самостоятельности судебной власти, что противоречит как конституционным принципам, так и международным требованиям, установленным в Бангалорских принципах поведения судей и Рекомендации Комитета министров Совета Европы “О судьях: независимость, эффективность, ответственность”.

Решение вопроса о досрочном прекращении полномочий судьи по порочащим основаниям без участия органов судейского сообщества, при отсутствии элементов состязательности в процессе принятия решения, а также без возможности обжалования такого решения значительно умаляет конституционно-правовой статус судьи.

Еще раз хочу подчеркнуть, что привлечение судьи к ответственности, в том числе к дисциплинарной, должно соответствовать гарантиям их независимости с тем, чтобы вышеназванная система не была использована для оказания силового воздействия на работу судебной власти».

О назначении судей

«Орган, принимающий решения об отборе и продвижении судей, должен быть независимым от правительства и администрации. Передача полномочий по подбору кандидатов на судейские должности органам судейского сообщества соответствует современным стандартам и ожиданиям гражданского общества и повышает доверие к будущим судьям.

Органы судейского сообщества должны быть независимы от внешнего давления в принятии решений и пресекать любые попытки в процессе назначения со стороны органов власти и организаций “продвинуть” своего доверенного кандидата.

Все решения, касающиеся назначения и профессионального роста судей прежде всего должны основываться на объективных критериях и принципе конкурсного отбора.

Служебный рост судей должен зависеть от их личных заслуг, а не от личных связей, и базироваться на квалификации, моральных качествах и эффективности работы».

О давлении на судей

«Практически ежедневно судебная власть сталкивается с попытками оказать на судебную власть давление вопреки действующим законам и положениям Конституции РФ как со стороны исполнительной власти, так и законодательной. Исполнительная власть без конца предпринимает попытки сокращения финансирования судебной системы в целом, так и отдельных статей денежного содержания судьи.

Представители судебной власти сталкиваются с неконструктивной критикой представителей исполнительной и законодательной власти, которые выносят в публичную плоскость обсуждение судебных постановлений, даже порой не вступивших в законную силу, подрывая доверие общества к институтам судебной власти».

О нагрузке на судей и изменениях в законы

«Значительно увеличился объем рассматриваемых дел и число законов, применяемых судами. Из-за резкого роста объема полномочий исполнительной власти возросло количество жалоб на ее действия в суд.

Обозначилась негативная тенденция, связанная с действиями исполнительной власти, направленными на перекладывание ответственности и принятие соответствующих решений на власть судебную.

Судебная власть стала перегруженной в контексте принятия решений по делам, в которых нет реального судебного спора, а есть желание у стороны в принятии соответствующего судебного постановления, подтверждающего либо право, либо обязанность.

Быстро меняющееся законодательство, особенно в области гражданского права, может противоречить принципу правовой определенности».

О взыскании налогов с граждан, искусственном интеллекте и государственной пошлине

«Основную нагрузку на суды составляют гражданские дела, в 2018 году судами рассмотрено 17,3 млн дел, в 2019 году уже порядка 19,6 млн гражданских дел…

В подавляющем большинстве случаев судами принимается решение об удовлетворении требований истцов, что зачастую связано с тем, что в данных исках отсутствует как таковой спор о праве между сторонами, и суд используется в качестве механизма принуждения ответчика к выполнению взятых на себя обязанностей.

Ярким примером являются иски налоговых органов к гражданам, где удовлетворяется почти 100%, ответчик обычно в суд не является и не предпринимает каких-либо процессуальных действий.

Кроме того, средняя цена таких исков несопоставима стоимости работы судьи и аппарата суда, что приводит к парадоксальной ситуации: государство несет затраты по финансированию работы должностных лиц налоговых органов, судебной системы, что в сумме значительно превышает цену самого иска, оставляя государство фактически в убытке.

В связи с чем мерой по снижению нагрузки на судей и повышению экономической эффективности являлась бы возможность рассмотрения названных и аналогичных категорий исков во внесудебном порядке, оставляя за судами рассмотрение исков, превышающих определенную “пороговую цену”.

В упрощенных процедурах сегодня уже рассматривается более 75% гражданских и административных дел в судах общей юрисдикции, и почти 60% дел в арбитражных судах.

Кроме расширения сферы применения упрощенных процедур некоторые страны также прорабатывают возможности использования искусственного интеллекта для рассмотрения гражданских и административных дел по бесспорным требованиям, в том числе в приказном и упрощенном производстве.

Такая работа может проводиться без судебного заседания путем обмена электронными документами, она не связана с анализом правоотношений сторон и в большей степени носит технический характер.

В России выплачиваемая истцом государственная пошлина во много раз меньше издержек по отправлению правосудия, что делает для сторон обращение в суд крайне выгодным. Низкая “цена” правосудия приводит к высокому спросу и неконтролируемому росту нагрузки на судебную систему».

Выступление судьи ВС Сергея Рудакова было посвящено проблеме присутствия судей в социальных сетях. Приводим несколько цитат и из его доклада (редакция «Закон.ру» выделила их полужирным шрифтом).

О судьях и Фейсбуке

«Определенный этический риск, который мог бы создать предпосылки для сомнений в беспристрастности судьи, возникает в связи с “дружбой” в Фейсбуке.

Проблема может возникнуть в ситуациях, когда судья принимает решение по вопросу, в котором его “друг” является участником процесса или представителем участника данного процесса. Наличие в списках “друзей” может дать предпосылки к возникновению мнения об исключительности отношении “друга” судьи, который может влиять на решение судьи при рассмотрении судебного дела».

Между тем, по моему мнению, понятие “дружбы” в сети не следует отождествлять с нормальной дружбой, т.е. с глубокими отношениями, проявляющимися регулярно посредством личного контакта и т.д. Посему нельзя однозначно сказать, что каждая дружба в Фейсбуке предполагает предвзятость судьи.

Такие ситуации следует рассматривать в каждом отдельном случае и принимать во внимание факты конкретного рассматриваемого дела. Тем не менее “друзья” в данных сетях создают свою личную сеть контактов, в которой они делятся уже опубликованными сообщениями.

Поэтому судья никогда не может быть уверен в том, где именно его сообщение или запись будут в дальнейшем опубликованы, даже если таковые были изначально опубликованы для узкого круга контактов.

Проблематичной в сети может стать публикация данных, когда пользователь делится на странице судьи своей записью с целью повлиять на решение судьи. Абсолютно неуместной в данном случае будет любая положительная реакция судьи на опубликованный материал.

Лайки в Фейсбуке относятся к выражению определенной симпатии, к одобрению либо записи, либо фотографии или видео.

Данные “лайки” видны или могут быть видимы остальным пользователям, и в этом отношении судья должен быть осмотрительным, так как, выразив свою поддержку, он может создать впечатление о своей благосклонности к участнику процесса или его представителю».

Об общении в социальных сетях

«Помимо этого, следует сказать, что неизбирательная форма выражения мнения судьи, например вульгарные или нецензурные выражения в его записях в сети, умаляет судебную честь и этого следует избегать».

«К неуместным выражениям следует отнести и сатирическую и ироническую критику всех и всего. Если судья использует данные средства выражения, он должен обязательно учитывать обратную реакцию в той же стилистике, вплоть до цинизма. Если данное публичное взаимодействие все же произойдет, данным принижается достоинство судьи, что косвенно влияет на всю судебную власть».

О свободе выражения мнения

«Свобода выражения судьи своего мнения ограничена тем, что судья должен во всех случаях учитывать, а это относится и к публичным выступлениям, дабы его выступления не умаляли честь судебной власти, не ставили под сомнение доверие к правосудию и его личную беспристрастность и независимость.

Немалое значение имеет и место, где судья публикует свои посты и сообщения.

Источник: https://zakon.ru/discussion/2020/10/28/sudebnaya_vlast_i_sovremennoe_obschestvo__na_kakie_problemy_obraschayut_vnimanie_v_sovete_sudej_i_v_

Проблема реализации принципа независимости судей

Нарушение принципа независимости судей

Корнус, Н. С. Проблема реализации принципа независимости судей / Н. С. Корнус. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 12 (198). — С. 111-113. — URL: https://moluch.ru/archive/198/48927/ (дата обращения: 05.12.2020).



Независимость судебной власти является конституционным принципом обеспечения верховенства права при осуществлении правосудия, условием беспристрастности и основной гарантией справедливого судебного разбирательства. Поддержание независимости судебной власти, следование принципу независимости является обязанностью судьи.

Судья при рассмотрении дела обязан придерживаться независимой и беспристрастной позиции в отношении всех участников процесса.

Судья должен осуществлять судейские полномочия, исходя исключительно из оценки фактических и правовых обстоятельств дела, в соответствии с внутренним убеждением, уважая процессуальные права всех участвующих в деле лиц, независимо от какого-либо постороннего воздействия, давления, угроз или иного прямого или косвенного вмешательства в процесс рассмотрения дела, с какой бы стороны оно не оказывалось и какими бы мотивами и целями не было вызвано.

Судья должен осуществлять профессиональную деятельность в строгом соответствии с законом, опираясь на внутреннее убеждение и не поддаваясь влиянию кого бы то ни было. Публичное обсуждение деятельности судьи, критические высказывания в его адрес не должны влиять на законность и обоснованность выносимого им решения [ст.8 Кодекса судейской этики].

Законодательство Российской Федерации предусматривает всевозможные условия обеспечения независимости и самостоятельности судьи.

Начиная от соответствующего денежного содержания, и заканчивая защитой членов его семьи государством. Статья 9 Закона Российской Федерации «О статусе судей» гласит, что независимость судьи обеспечена и гарантирована.

Однако, на практике мы сталкиваемся с несоответствием действий судей с вышеуказанной нормой.

Принимая решение, судья должен быть беспристрастен и независим. На это решение никто не должен оказывать влияние.

Однако так ли это на самом деле? Конечно, по причине проведения нашим государством активной борьбы с коррупцией, желающих подкупить судью и желающих получить взятку среди судейского аппарата постепенно становится все меньше, но в данной статье хочется раскрыть менее явные способы нарушения независимости судей.

К примеру, при участии в деле прокурора большинство судей изначально придерживаются мнения, что позиция прокурора всегда обоснована и иски по таким делам удовлетворяются с учетом этой позиции. Как показывает практика, процент вынесенных решений не в пользу прокуроров крайне мал. Мотивированная часть такого судебного акта содержит доводы, приведенные прокурором, как будто под копирку.

Возникает вопрос, а независим и беспристрастен ли судья в данном случае? Думается, что нет. И причина не в том, что прокурор оказывает прямое воздействие на судью, здесь скорее действует принцип: «мы с тобой одной крови». Как представители государственной власти судьи поддерживают другой орган, выступающий от имени государства, — прокуратуру.

Независимость судьи страдает и в том случае, когда он вынужден строить свою работу, учитывая несовершенство автоматизированной системы. В ГПК РФ предусмотрена возможность проводить предварительное судебное заседание за пределами общего срока рассмотрения дела [ст. 152 ГПК РФ].

В то же время автоматизированные системы в судах запрограммированы без учета такой законной возможности и распознают такое действие как нарушение. Судьям приходится писать объяснительные на имя председателей судов, обосновывая, что указанное действие было законным.

Такая процедура представляется довольно затяжной, и судьи, несмотря на наличие нормы права, предпочитают не применять ее на практике. В этом случае, помимо того, что нарушается принцип независимости судьи, оказывается нежизнеспособной норма права.

В карьере судьи немаловажную роль играет статистика: чем выше процент отменяемых решений судьи первой инстанции, тем сложней ему в дальнейшем перейти в суд апелляционной инстанции.

Поэтому, при принятии своего решения судьи, как правило, учитывают практику вышестоящих судов по делам аналогичной категории споров с целью снизить риски возникновения отмен принятых ими решений.

В своем роде это тоже ограничивает свободу и независимость судьи в момент принятия решения.

Доктор юридических наук Н. А. Гущина в своей статье «Независимость судей как важнейшая гарантия усиления власти» выделяет еще одну проблему. Она пишет, что нередки случаи, когда судья, убежденный в правильности своего поведения в процессе осуществления правосудия, может оказаться полностью зависимым от руководства своего суда.

Широкий круг полномочий председателя позволяет ему манипулировать ими, осуществляя в различных формах властное воздействие на судью. Пагубность такого негативного явления заключается в том, что формируется психологическое давление на независимого компетентного судью с целью изменения его модели судейского поведения.

Такое давление может проявляться в неравномерном распределении нагрузки на судью: большой объем дел сложной категории будут поручены одному судье. В отдельных случаях, форма такого психологического террора может отразиться на негативном отношении остальных сотрудников суда, в том числе и коллег-судей, к такому судье.

В психологической науке для такого явления используется термин «моббинг».

При такой неравномерной нагрузке судье будет сложно внимательно вникать и контролировать все нюансы каждого дела, рано или поздно будут появляться ошибки, а для председателя это может стать причиной для проведения служебной проверки в отношении такого сотрудника с мерой наказания в виде наложения дисциплинарного взыскания и вплоть до увольнения.

Неопытность судьи тоже может сказываться на нарушении принципа независимости. В силу отсутствия судейского опыта и малого юридического опыта, мировые судьи часто консультируются с другими судьями, более опытными. Конечно, это не запрещено, но при принятии решения независимость судьи уже будет немного нарушена.

Другой судья не принимал участия в рассмотрении дела и не знает всех обстоятельств, он лишь выразил свою позицию по одному из поставленных вопросов.

Она может оказаться неверной или недостаточной для мотивировки принятого решения, и, если неопытный судья использует ее, то такое решение можно будет поставить под сомнение.

С одной стороны, такая практика подрывает авторитет судей среди граждан, а с другой — судьи вынуждены так поступать в силу определенных обстоятельств.

И, если проблема с техническим аспектом не требует длительного времени для решения. Необходимо лишь внести изменения в программное обеспечение.

То в других случаях для того, чтобы изменить положение дел, времени потребуется значительно больше.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/archive/198/48927/

Президент нарушает принцип независимости судей?

Нарушение принципа независимости судей

Президентом, в Послании Федеральному собранию были оглашены следующие предложения по “модернизации” Конституции:

Предлагаю предусмотреть, что назначение руководителей всех так называемых силовых ведомств президент может проводить по итогам консультаций с Советом Федерации. Считаю, что такой подход сделает работу силовых, правоохранительных органов более прозрачной и в большей степени подотчётной обществу. И, наконец: ключевую роль в обеспечении законности и прав граждан играет судебная система – Конституционный и Верховный Суды. Подчеркну, безусловным должен быть не только профессионализм судей, но и доверие к ним. Справедливость и моральное право принимать решения, затрагивающие судьбы людей, всегда в России имели первостепенное значение. Основной закон должен закреплять и защищать независимость судей, принцип их подчинения только Конституции и федеральному законодательству.При этом считаю необходимым предусмотреть в Конституции полномочия Совета Федерации по представлению Президента России отрешать от должности судей Конституционного и Верховного Судов в случае совершения ими проступков, порочащих честь и достоинство, а также в иных случаях, предусмотренных федеральным конституционным законом, свидетельствующих о невозможности сохранения лицом статуса судьи. Это предложение делается исходя из сложившейся практики. Этого явно сегодня не хватает.Кроме того, для повышения качества отечественного законодательства, для надёжной защиты интересов граждан предлагаю усилить роль Конституционного Суда, а именно: наделить его возможностью по запросам Президента проверять конституционность законопроектов, принятых Федеральным Собранием, до их подписания главой государства. Можно подумать и о распространении полномочий Конституционного Суда оценивать на соответствие Конституции не только законы, но и иные нормативно-правовые акты органов государственной власти как федерального, так и регионального уровня.– Из текста послания Федеральному собранию Российской Федерации от 15 января 2020 года, опубликовано на официальном сайте Президента России.

Что же значат эти красивые слова?

А значат они примерно следующее:
Первое. Появляется совершенно новый механизм принятия решений – консультации с Советом Федерации.

Эта мера в целом не представляет из себя чего-то особенного по той причине, что в состав Совета Федерации входят представители регионов, в связи с чем, на данных консультациях, казалось бы, возможно узнать мнение того или иного региона по поводу назначения на должность руководителя силового ведомства. Да и в целом, какой-никакой, а демократизм.

А вот в чем, раз это консультации, то они представляют собой не столь уж и обязательное обсуждение предложенной кандидатуры. По большому счету эти консультации глубоко условны.

Более того, представители региона, которые ” не желают” видеть то или иное лицо, скажем, в должности прокурора приложит максимум усилий, чтобы представить его в негативном свете, в то время как остальным регионам, то бишь членам Совета Федерации до этой кандидатуры дела нет. Выходит что тем, кому не нужен этот назначенец будет дана возможность всячески его очернить, для других возможность выслужиться как следует в глазах того, кто предложил эту кандидатуру.

И в итоге, того кого представил лично Президент обязательно будет назначен на свой пост, потому как если сам ОН решил такое лицо назначить, значит он, как говорится, не зря его представил и в любом случае, утвердит.
Следовательно, самоценность таких консультаций да и в целом всего института в том виде в котором он предлагается – минимальная.

Чего совершенно не скажешь о другой инициативе – получении Советом Федерации права по представлению Президента отрешать от должности Судей Верховного и Конституционного суда.

Казалось бы, дополнительная мера парламентского контроля, однако, ценность и значение ее сводится на нет тем, что Совет Федерации также фактически контролирует партия, имеющая большинство.

Все просто, если в регионе в к власти приходит представитель президентской партии, то в Совет Федерации явно направляется представитель, который в действительности лоялен этой самой партии.

И тут есть еще одна деталь без которой невозможно рассмотрение этой инициативы подробно.

А именно, предложение о предоставлении Президенту права обращаться в Конституционный суд для проверки на соответствие Конституции законопроектов, принятых Федеральным Собранием, до их подписания главой государства, а в перспективе, иных нормативно-правовых актов органов государственной власти как федерального, так и регионального уровня.

Получается, что в совокупности данные инициативы приводят к следующей ситуации: Государственная Дума или Правительство ей сформированное принимает законопроект или иной акт, который не устраивает Президента.

Вместо того, чтобы искать компромисс, проводить переговоры и принимать общее решение он получает возможность адресовать вопрос конституционности даже не закона, а ПРОЕКТА закона, одобренного Думой.

Конституционный суд сомневается в том, что он такой уж противоречивый и возникает возможность у Президента, заручившись поддержкой Совета Федерации отстранить от должности судью, который такой сомневающийся.

А вместо него, на должность назначить нового, лояльного судью, заодно пригрозив этим фактом остальным судьям.

В итоге, возникает ситуация при которой законотворческие инициативы, одобренные парламентом, то есть которые прошли все чтения, были согласованы и одобрены будут задушены, так сказать, в зародыше.

Таким образом, предлагаемые изменения фактически несут за собой не усиление прозрачности деятельности органов власти со стороны общества, а централизацию власти и усиление руководящий позиций Президента кто бы не занимал этот пост.

Более того, наиболее существенные изменения повлекут за собой и необходимость внесения изменений во множество законов, в том числе и Федеральных Конституционных законов “О Верховном суде”, “О Конституционном суде” и, конечно, о Правительстве Российской Федерации и поправки в эти акты никто уже ни на какое народное ание (референдум) выносить не будет, тем самым, собственно механизмы, лишь обобщенно нарисованные в Конституции, будут расписаны и конкретизированы в стороне от широкого общественного обсуждения, хотя именно они должны сыграть свою особенную роль в применении новых положений.

Всегда читайте между строк, особенно законы. В противном случае, рискуете оказаться в большом проигрыше.

Редактор

_____________________________
Данная статья является продолжением нашего цикла, посвященного готовящимся изменениям основных положений Конституции. Для составления общего впечатления предлагаем ознакомиться со всем циклом, а также иными статьями по ссылке. Обязательно ставьте лайки и подписывайтесь на канал.

Переходите также по —->ссылке

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5d4131b93f54872095106d46/prezident-narushaet-princip-nezavisimosti-sudei-5e21f508b477bf00adcdfa0d

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.