Неприязненные отношения свидетеля

Проблемы использования свидетельских показаний в гражданском и арбитражном процессе

Неприязненные отношения свидетеля

Свидетельские показания – самые нелюбимые доказательства судьями арбитражных судов. В судах общей юрисдикции свидетелей допрашивают чаще, то и там это вид доказательств, как правило, воспринимается скептически.

Между тем, в судах общей юрисдикции существует огромный пласт дел, где свидетели – это основной, а иногда и единственный источник об обстоятельствах дела (например, споры о разделе имущества в части выяснения вопроса о дате прекращения брачных отношений; споры о признании сделки недействительной в виду того, что гражданин не мог понимать значение своих действий, споры о признании не приобретшим права пользования жилым помещением и т.п.).

В арбитражном же процессе только кажется, что свидетельские показания не актуальны ввиду специфики коммерческих споров.  Они не актуальны в той сфере, где отношения документируются (договорные отношения). Но есть пласт споров, документирование не происходит намеренно либо не очень достоверно, так как осуществляется только одной сторон (корпоративные споры, споры об убытках и т.д.).

Видимо, суды убеждены, что свидетельские показания – не самый недостоверный (или даже самый недостоверный) источник информации, так как свидетель мало того, что может забыть нужные обстоятельства, так его еще и легко склонить к даче нужных показаний.

Поэтому свидетелей в арбитражных судах мы почти не видим.

Можно ли сделать использование свидетельских показаний более эффективным? Ниже изложу несколько мыслей, которые могли бы сделать свидетельские показания более достоверными.

Во-первых, следует признать недопустимой практику, когда обязанность обеспечить явку свидетелей возлагается на стороны. Некоторые суды даже напрямую указывают, что сторона не исполняет свои процессуальные обязанности, не обеспечив явку свидетеля! (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 по делу N А11-9877/2008).

Дело не только в том, что сторона не может заставить свидетеля придти в суд.

Ведь если свидетеля приглашает сторона, то, что это значит? Она будет изначально выбирать только тех свидетелей, которые будут свидетельствовать в его пользу и будет самым естественным образом склонять к даче нужных показаний (должен же приглашающий объяснить, в чем суть дела и зачем нужен свидетель?).

Соответственно, стороне будет очень трудно вызвать в суд свидетеля, если он каким-то образом связан с другой стороной (работает в организации процессуального оппонента, связан деловыми отношениями и т.д.).

Поэтому вызывать свидетеля должен только суд. Хорошо бы, чтобы извещение содержало бы не только приказ явиться неизвестно зачем. В нем должны быть указаны спорящие стороны и описано (в общих чертах) о чем должен будет рассказать свидетель.

Можно ли его будет свидетеля убедить дать нужные показания в этом случае? Да. Но я уверен, что это будет уже не так естественно и просто, как это есть сейчас.

Во-вторых, судам не следует рассматривать свидетелей, как которые просто подтвердят или опровергнут интересующий суд факт. Необходимо изучать тактику допроса свидетеля.

Так, мне видится, что достоверность показаний повысил бы допрос разных свидетелей о разных обстоятельствах, которые, однако, в совокупности, подтверждают определенный факт.

Так, например, при выяснении вопроса давало ли определенное лицо из «материнской» организации «дочке» определенные указания будут иметь значение показания: а) о том, давались ли раньше этим лицом другие указания; б) как именно и с кем согласовались действия обществ; в) какие полномочия имело лицо, которое предположительно передало указания дочернему обществу. Сопоставление полученных ответов даст более достоверный результат, чем утверждение трех свидетелей о том, что 10 апреля в 16:00 Иванов И.И. передал Петрову П.П. указания о…

В-третьих, судам следует самим активно участвовать в допросе свидетелей (ну это, более-менее реализуется) и в ряде случаев самим инициировать вызов свидетелей, с согласия одной из сторон спора. Это вполне разумное вмешательство суда в самостоятельную деятельность сторон по доказыванию и вполне адекватное, на мой взгляд, ограничение принципа состязательности.

В-четвертых, следует установить адекватные меры ответственности за неявку свидетеля в судебное заседание. Такая ответственность, в общем-то, есть, но санкции очень низкие, суды эти нормы применяют редко, а кроме того, свидетелей часто официально не извещают, переложив эту обязанность на стороны.

Коллеги, хотелось бы услышать насколько актуально использование свидетельских показаний в арбитражном процессе, по Вашему мнению, и можно ли сделать использование таких доказательств более эффективным?

Источник: https://zakon.ru/blog/2014/5/20/problemy_ispolzovaniya_svidetelskix_pokazanij_v_grazhdanskom_i_arbitrazhnom_processe

Свидетели: правила дачи показаний

Неприязненные отношения свидетеля

Свидетельские показания в гражданском процессе могут являться распространенным средством доказывания в гражданском процессе. В ходе рассмотрения особенностей любых дел судопроизводство, как правило, вместе с прочими доказательствами применяет и показания со стороны свидетелей.

Свидетелем может являться любое физическое лицо. Ему должны быть известны определенные обстоятельства, которые могут относиться к делу.

Основа свидетельских показаний включает факты, воспринимаемые лично свидетелем или почерпнутые им из других известных источников (например, от других лиц).

По этой причине доказательством не считаются факты, которые основаны на сведениях из неизвестных свидетелю источников.

Свидетель в гражданском процессе представлен юридически не заинтересованным в исходе дела лицом. Гражданин, у которого заинтересованность обладает юридическим характером, может быть привлечен в процесс в качестве лица, которое участвует в деле (например, как истец, ответчик, третье лицо и т.д.).

Пример 1

Так. по делам о возмещении вреда, который причинен источником повышенной опасности, нельзя привлекать к допросам в качестве свидетеля водителей автобусов, так как в этом процессе он является именно третьим лицом без самостоятельных требований со стороны ответчика (автобусный парк). Это обусловлено тем, что к водителю нельзя в последующем предъявить регрессный иск.

Другая (помимо юридической) заинтересованность граждан в исходе дел не должна препятствовать их допросу в суде как свидетелей.

В качестве свидетелей могут выступать граждане, которые находятся в родственных, дружеских, неприязненных и прочих отношениях со сторонами и прочими юридически заинтересованными в исходе дел гражданами.

Достоверность показаний подобного свидетеля может подвергаться проверке посредством других доказательств по делу.

Замечание 1

Свидетель не может быть заменен в ходе процесса другим лицом.

Закон не предусматривает предел возраста, по достижению которого лицо может допрашиваться. Суд имеет право допрашивать по гражданским делам и малолетних лиц, если они в соответствии со своим физическим и психическим развитием способны точно воспринимать факты, давая о них правильные показания.

Лица, которые не могут быть свидетелями в гражданском процессе

Свидетель должен быть юридически не заинтересован в исходе дела. Он должен быть вызван в суд с целью сообщения известных ему обстоятельств, которые обладают для дела значением.

Ст. 92 ГПК РФ не включает в состав свидетелей по гражданским делам:

  • лиц, которые в силу физических, психических недостатков не могут точно воспринимать факты, давая о них правильные показания;
  • представители гражданских дел и защитники уголовных дел в отношении обстоятельств, которые становятся известны им по причине исполнения обязанностей в качестве представителя или защитника;
  • священнослужителей, которые могут сообщить обстоятельства, сведения о которых они получают в процессе исповеди;
  • судей, которые знакомы с вопросами, возникшими при совещаниях по причине обсуждения обстоятельств в ходе вынесения постановлений суда гражданского или уголовного дела.

Обязанности и права свидетелей

Гражданское процессуальное законодательство (статья 93 ГПК) закрепляет 2 важные обязанности свидетеля: явка в суд и дача правдивых показаний.

Если вызванные свидетели не являются в суд по неуважительной причине, то они могут быть подвергнуты штрафу (до 10 минимальных зарплат).

Опиши задание

В ходе судебного заседания свидетели должны сообщать суду все, что стало им известно по делу, отвечая на поставленные вопросы (например, о потерпевшем).

В случае отказа или уклонения от дачи показаний, а также дачи заведомо ложных показаний они несут уголовную ответственность, которая установлена законом.

Свидетель, который не достиг 16 лет, должен получить информацию о нравственных требованиях.

В процессе рассмотрения гражданских дел свидетели не только несут обязанности, но и могут воспользоваться определенными правами.

Пример 2

В соответствии со статьей ст. 94 ГПК свидетель имеет право отказа давать показания против самого себя, близких родственников, супруги (супруга), членов семьи.

Помимо этого, за лицом, которое вызвано в суд как свидетель, должен сохраняться средний заработок по его рабочему месту за все время, которое затрачено им по причине вызова в суд. Свидетелю должны быть возмещены все расходы по проезду и найму жилья, выплачиваться суточные. (ст. 125 ГПК).

Свидетель также обладает правом:

  • дачи показаний на родном языке и пользования услугами переводчика;
  • заявлять отвод переводчику;
  • собственноручного изложения письменно своих показаний с целью приобщить их к протоколу;
  • использования документов и письменных заметок, когда его показания имеют отношение к каким-либо цифровым или другим данным, которые сложно удержать в памяти.

Свидетель обладает и другими правами, включая разрешение удаляться из зала суда до момента окончания разбирательств, просьба в установленном порядке о допросе в месте своего пребывания, просьба вторичного допроса.

Допрос свидетелей регламентирован ст. 188 ГПК, в соответствии с которой каждого свидетеля необходимо допросить по отдельности. Свидетели, которые еще не давали показания, не должны находиться в зале суда в процессе разбирательства дела.

До допроса суд производит установление личности свидетеля, выясняя впоследствии его отношение к юридически заинтересованным в исходе дела лицам и предлагая сообщить всю информацию, которая известна ему по данному делу.

После этого свидетелю могут предложить ответить на дополнительные вопросы.

Замечание 2

Первым вопрос задает лицо, по заявлению которого был вызван свидетель, а далее прочие участники процесса. Суд может задать вопросы свидетелям в любое время в течение всего допроса.

Допрос несовершеннолетнего свидетеля рассматривает особенным образом ст. 189 ГПК.

В ходе допроса свидетелей до 14 лет, а по усмотрению суда и в возрасте от 14 до 16 лет, необходимо вызвать педагогического работника с высшим образованием.

По необходимости привлекаются к участию родители или прочие законные представители лица, которые могут с разрешения суда задать несовершеннолетнему гражданину вопросы.

В исключительных ситуациях на время допроса таких свидетелей из зала суда по определению могут удаляться те, кто с юридической точки зрения заинтересован в исходе дела, за исключением адвоката и прокурора. После того, как это лицо возвращается в зал суда, ему сообщаются показания свидетеля несовершеннолетнего возраста с предоставлением возможности получить ответы на возникшие вопросы.

Замечание 3

Свидетель, не достигший 16 лет, по завершению допроса удаляется из зала, помимо случаев, когда суд признает данное присутствие важным для дела.

Свидетельские показания, сформированные в ходе выполнения поручения суда, обеспечения доказательной базы, свидетельского допроса по месту пребывания, в случае отложенного разбирательства по делу или при его остановке, должны проговариваться в ходе судебного заседания. После этого те, кто с юридической точки зрения заинтересован в исходе дела, имеют право объясниться по ним .

В ходе судебного заседания (ст. 191 ГПК) суд проводит очную ставку между сторонами, лицами, которые юридически заинтересованы, свидетелями в случае, если в показаниях и объяснениях обнаружены существенные противоречия.

Источник: https://Zaochnik.com/spravochnik/pravo/grazhdanskij-protsess/pokazanija-svidetelej/

Особенности допроса свидетелей в гражданском и арбитражном процессе

Неприязненные отношения свидетеля

Порядок получения показаний свидетелей регламентирован ст. 69, 70, 170, 177 ГПК РФ, ст. 88 АПК РФ.

В зависимости от того, по инициативе какой стороны в суд были приглашены свидетели, различают свидетелей со стороны истца и свидетелей со стороны ответчика.

Свидетелю сначала предлагается в свободной форме рассказать об известных ему фактических обстоятельствах, что вытекает из смысла ч. 2 ст. 177 ГПК РФ. Первой свидетелю задает вопрос та сторона, по инициативе которой он приглашен, затем остальные участники процесса. Судья в гражданском судопроизводстве может задавать вопросы в любое время (ст. 69 ГПК РФ).

Вопросы, как правило, ставятся уточняющего характера относительно свободного рассказа. Не должны задаваться наводящие вопросы, а также вопросы, требующие оценочных суждений, мнений, предположений. Запрет задавать наводящие вопросы содержится в ч. 2 ст. 189 УПК РФ. Это правило распространяется и на гражданский (арбитражный) процесс.

В гражданском процессе правовые основания и порядок допроса свидетелей регламентированы более детально, нежели в арбитражном. Это обусловлено несколькими обстоятельствами. Во-первых, обязательностью документарной формы закрепления отношений хозяйствующих субъектов.

Во-вторых, законодательным ограничением использования свидетельских показаний как источника доказательственной информации при доказывании определенных обстоятельств. Согласно ст.

162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны в случае спора права ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

Статья 68 АПК РФ предусматривает, что обстоятельства дела, которые согласно закону должны быть подтверждены определенными доказательствами, не могут быть подтверждены другими доказательствами. Кроме того, закон в ряде случаев прямо устанавливает средство доказывания того или иного обстоятельства (например, в соответствии со ст. 720 ГК РФ при возникновении между заказчиком и подрядчиком спора по поводу недостатков в выполненной работе или их причин должна быть назначена экспертиза).

Закон прямо предусматривает случаи использования свидетельских показаний в арбитражном процессе. В соответствии с ч. 2 ст.

88 АПК РФ арбитражный суд по своей инициативе может вызвать в качестве свидетеля лицо, участвовавшее в составлении документа, исследуемого судом как письменное доказательство, либо в создании или изменении предмета, исследуемого судом как вещественное доказательство.

Непроведение допроса в качестве свидетелей лиц, например, подписавших документы, может быть одним из оснований для отмены судебного решения.

Свидетель – источник информации о фактических обстоятельствах. В соответствии с ч. 1 ст. 69 ГПК РФ и ч. 4 ст. 88 АПК РФ не являются доказательствами сведения, сообщаемые свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Свидетель является юридически не заинтересованным лицом, вызываемым в суд для сообщения сведений о непосредственно им воспринятых или сообщенных ему фактах, имеющих значение для дела.

Он не является участником материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеет юридической заинтересованности в его исходе.

Свидетелю со стороны истца задаются вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам, подтверждающим исковые требования.

Например, при рассмотрении наследственного спора свидетелю, который, будучи соседом, был очевидцем заботы истца по отношению к наследодателю, могут быть заданы вопросы: какие отношения были между истцом и наследодателем при жизни последнего, в какой форме проявлялась забота истца, как часто его посещал истец и т.п.

Свидетелю со стороны ответчика задаются вопросы, относящиеся к фактическим обстоятельствам, подтверждающим его возражения.

Например, если продолжить предыдущую ситуацию, свидетелю со стороны ответчика, родственнику наследодателя, логично будет задать следующие вопросы: было ли ему известно о взаимоотношениях наследодателя и истца, почему наследодатель в своем завещании мог обойти истца и т.п.

Допрос свидетеля, как правило, носит последовательный перекрестный характер. Как отмечалось ранее, он может быть неоднократным, т.е.

повторным, дополнительным, сочетаться с предъявлением для опознания лиц, предметов.

Может быть проведен шахматный допрос, который целесообразно практиковать при даче противоречивых показаний разными свидетелями, свидетелями и сторонами, свидетелями и другими участниками процесса.

Допрос свидетелей в гражданском (арбитражном) судопроизводстве имеет свои психологические особенности, которые заключаются прежде всего в том, что в условиях гласного судебного разбирательства свидетели должны давать показания по истечении довольно продолжительного времени с момента произошедших событий.

Важнейшими факторами, определяющими достоверность свидетельских показаний, являются: а) способность свидетеля правильно и точно воспринимать наблюдаемые им явления; б) длительность сохранения воспринятого в памяти; в) способность правильно воспроизводить то, что он запомнил. В задачу допроса входит выяснение всех перечисленных факторов для учета их при допросе свидетеля по существу и оценки его показаний.

Необходимо еще раз напомнить, что на правильность и остроту восприятия человеком происходящего явления оказывают влияние субъективные (физическое и психическое состояние в момент восприятия, склонность к внушению и самовнушению, приспособленность органов чувств к действующим на них раздражителям) и объективные (внешние обстоятельства) факторы.

Нужно учитывать и такое свойство человеческой памяти, как забывание, которое зависит от многих причин, в частности от таких явлений, как: а) проактивное торможение, когда забывание события активизируется предшествующей деятельностью, действиями данного лица; б) ретроактивное торможение, когда на предыдущее событие наслаиваются последующие. Это обусловливает необходимость оказывать психологическое воздействие на указанных свидетелей, чтобы побудить их вспомнить забытые ими факты, обстоятельства, имеющие значение для рассматриваемого дела. Задаваемые вопросы должны быть построены таким образом, чтобы каждый предыдущий вопрос подготавливал последующий, а каждый последующий становился бы логическим продолжением предыдущего, чтобы ответы допрашиваемого воссоздавали полную картину того события, которое он воспринимал.

На показания свидетелей определенное психологическое воздействие в условиях судебного заседания оказывает реакция присутствующей в зале публики. Допрашиваемый всегда думает о возможной реакции зала на его показания, переживает ее.

Реакция зала способна сбить допрашиваемого с процесса припоминания, воспроизведения интересующего суд события; она может резко изменить его психологическое состояние.

Поэтому рекомендуется особенно осторожно и продуманно ставить вопросы свидетелям, так, чтобы уже сам вопрос не содержал эмоциональной нагрузки, например, не вызывал смеха, веселого оживления в зале, что может восприниматься допрашиваемым как насмешка над ним.

Основными задачами тактики допроса свидетелей являются:

– получение точной и четкой информации об известных им фактах, относящихся к предмету доказывания,

– разоблачение ложных показаний.

Решить эти задачи в рамках процесса довольно сложно в силу следующего:

– ограниченных временных рамок;

– возможности проверки правдивости показаний средствами, которыми располагают субъекты доказывания и судья по материалам данного дела.

В судебной практике свидетель вызывается в суд для того, чтобы подтвердить какое-то зафиксированное в деле обстоятельство. Поэтому допрос свидетеля в процессе обычно занимает 10 – 15 минут.

Работа со свидетелем в суде в рамках современного гражданского (арбитражного) законодательства может существенно совершенствоваться за счет включения в допрос других средств доказывания аналогично тому, как это делается в уголовном процессе (например, проведение предъявления для опознания). Кроме того, в рамках допроса вполне может быть осуществлен судебный эксперимент. В отношении этих средств доказывания в криминалистике подробно разработаны тактические приемы их проведения.

В ситуациях, когда показания свидетелей расплывчаты, неконкретны или противоречат другим источникам информации, очень важно именно в процессе допроса использовать другие средства доказывания для уточнения обстоятельств и проверки правдивости показаний. Если достоверность таких показаний другими средствами проверить невозможно, суд не должен принимать их в качестве доказательств.

Практически допрос свидетеля в суде должен представлять собой комплексное средство доказывания, объединяющее непосредственный опрос допрашиваемого в его различных формах и другие судебные действия, предпринимаемые в рамках допроса, и оценку всей получаемой информации, относящейся к предмету доказывания.

В ходе процесса судебная ситуация может меняться, причем иногда непредвиденным образом, как это имеет место в двух случаях:

– кто-то из участников процесса меняет свои показания относительно тех, которые прогнозировались до судебного разбирательства или уже в процессе судебного разбирательства;

– сторона или другое лицо, участвующее в деле (например, третье лицо, прокурор), заявляет ходатайство о новом источнике информации – о допросе ранее не заявленного свидетеля.

В этих случаях лицо, меняющее свои показания, и так называемый новый свидетель должны допрашиваться особенно тщательно.

В первом случае выясняются причины, мотивы изменения показаний. Важно установить, какие показания (прежние или измененные) правдивы. Измененные показания сопоставляются с другими доказательствами по делу.

Если необходимо, должны проводиться повторные допросы других свидетелей, применяться комментирование показаний и другие тактические средства.

В случае если прежние показания свидетеля были противоречивы и не подтверждались другими средствами доказывания, а измененные более логичны и вписываются в общую картину фактических обстоятельств, им отдается предпочтение.

Бывает, что свидетель меняет свои показания, так как ранее не осознавал всей ответственности и последствий дачи ложных показаний.

Однако если свидетель меняет свое представление о фактах по существу, ему следует задавать уточняющие вопросы, требующие подробного описания тех моментов, о которых он свидетельствует.

Если описание подробностей подтверждается другими доказательствами, это свидетельство в пользу правдивости измененных показаний.

Если же показания противоречат другим доказательствам по делу, суд не должен их принимать.

При рассмотрении дел в гражданском (арбитражном) судопроизводстве ответственность за лжесвидетельство возможна только при даче показаний об обстоятельствах, от которых может зависеть решение по иску, жалобе или заявлению. Если заведомо искажаются несущественные факты, от которых не зависит исход дела, это не образует состава преступления, предусмотренного ст. 307 УК РФ.

Правовой отдел УМВД России по Ярославской области.

Источник: https://76.xn--b1aew.xn--p1ai/%D0%B4%D0%BB%D1%8F-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD/poleznaya_informatsia/pravovoj_likbez/%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8-%D0%B4%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D0%B0-%D1%81%D0%B2%D0%B8%D0%B4%D0%B5%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B5%D0%B9-%D0%B2-%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B6%D0%B4%D0%B0%D0%BD

Позиция суда

Неприязненные отношения свидетеля

Итак, первоначально в рамках данного разбирательства мы обвиняли Ларису по ст.130 и 116 УК РФ, она нас по статьям 130 и 115 УК РФ. В результате суд оправдал ее по обеим статьям, закрыл относительно нас ст.

115, усмотрев в наших «деяниях» состав преступления по ст.112 УК РФ, и признал нас виновными по ст.130 УК РФ. Поскольку, в момент провозглашения приговора истек срок давности по ст.130, наказание нам отменили.

В начале дело разбиралось мировым судьей Борисовой. Она все время ахала и охала, разводила руками: «Ой, какое ваше дело сложное!». Я, как системный аналитик, никакой сложности не видел. Все факты лежали на поверхности, их надо было просто сравнить между собой, сопоставить, разложить по полочкам и сделать объективные выводы.

В целом после общения с этой судьей у меня осталась некая двойственность. С одной стороны, молодая женщина без жизненного опыта, не владеет системным или иным видом анализа. С другой – административные дела по этой же ситуации она решала быстро и достаточно объективно.

Поэтому у меня чуть позже создалось ощущение, что мировые судьи боятся в уголовных делах «не добдеть» и предпочитают вынести обвинительный приговор, а дальше пусть более высокие суды поправят, если надо.

Это своего рода неистребимая потребность русского человека угодить царю-батюшке, предупреждая его даже невысказанные пожелания.

Итак, всё, что сказано ниже, относится только к обвинению нас по ст.130 УК РФ, где нам вменили приговором, что мы обозвали Ларису словами «сволочь» и «скотина».

Если у вас аналогичная ситуация в суде, обратите внимание на юридические штампы, обосновывающие мою позицию в суде (ниже по тексту). При хорошем адвокате, это должно сработать, поскольку опирается строго на действующее законодательство (необходимо учесть, что сейчас ст.130 убрана из УК РФ и перемещена в административный кодекс).

1) Суд указал в качестве мотива наших противоправных действий «неприязненные отношения»

Любой суд обязан установить мотив преступления, поскольку по логике именно отсюда методом дедукции должна разматываться цепочка преступления.

Если нет логически обоснованного мотива, то либо человек невиновен, либо он маньяк и ему не нужен мотив, поскольку на преступление его толкает умственное заболевание.

Наиболее значим и относительно легко доказуем материальный мотив, присутствующий, например, при ограблении или краже. Мотивом может быть ненависть, толкающая людей на мщение. Причем что здесь первично, ненависть или месть сложно разделить.

Рассматривая мотив подсудимого, суд не должен отбрасывать и возможность оговора со стороны «потерпевшего», если есть достаточные основания полагать, что мотив для этого присутствует, особенно там, где стороны связаны нерешенными денежными отношениями и конфликтами.

Мотив в виде «неприязненных отношений» доказать значительно сложнее, поскольку это касается внутренних ощущений человека, а они по определению субъективны и часто не доступны для восприятия со стороны. Поэтому выдвигать такой мотив в данном или ином деле, это тоже самое, что не выдвигать никакого мотива.

Конечно, «неприязненные отношения» нередко возникают у супругов при разводе, и в отношениях между новой и бывшей женами. Но в данном случае, отношение Ларисы ко мне определяется другим очень важным фактором – иском о выселении из нашей квартиры, и заведенным на меня до рассматриваемых событий уголовным делом (для поддержания иска о выселении).

И именно она (а не я) была заинтересована в создании видимости ссоры, чтобы добавить «фактиков» для выселения меня из квартиры «за невозможностью совместного проживания».

К тому же, при наличии уголовного дела, при наличии иска о выселении, неужели я или любой другой разумный человек на моем месте повел бы себя так, чтобы дать повод для выселения и для заведения еще одного уголовного дела?

Наоборот я был очень заинтересован вести себя цивилизованно и не нарушать закон, поскольку в противном случае терял квартиру (1 млн.руб.

в современных ценах) и получал еще одно уголовное дело! Поэтому «неприязненные отношения» не могли быть для меня мотивом противоправных действий. Да и к тому же сама Лариса указывала, что «ехала мириться с ним, по просьбе его адвоката».

Правда компанию себе подобрала не очень мирную, да еще и два «пистолета за пазухой», в смысле захватила два диктофона, чтобы верней записать «условия примирения»!

Т.е.

, мотива для «противоправных действий» у меня не было никакого, наоборот был мотив для избегания любой двусмысленной ситуации, похожей на ссору и именно этим мотивом я и руководствовался, зная, что возможны любые провокации со стороны бывшей жены. Ни в какие примирения, я не верил, поскольку она заявляла это только для красного словца судьям, а затем выставляла такие условия, унижающие мою честь и достоинство, что разговор о примирении отпадал сам собой.

2) В приговоре суда утверждается, что ВСЕ свидетели подтверждают факт оскорбления нами Ларисы словами «сволочь» и «скотина», однако это противоречит материалам дела

Понятно, что с одной стороны, если все свидетели единодушны в своих показаниях, тогда вероятность, что они говорят правду повышается. Но с другой стороны, на практике это означает, что они договорились между собой при режиссировании со стороны адвоката.

Суд формально предусматривает, что все свидетели, до допроса не должны общаться между собой или со сторонами. Но реально, никто не может проконтролировать этот момент, поскольку встречи могут иметь место вне здания суда.

Насчет заинтересованности свидетелей у законодателя нет четкого определения, что считать заинтересованностью свидетеля, поэтому здесь суды трактуют это понятие так, как им выгодно в тех или иных условиях.

Заметим, что суд не принял в качестве доказательств аудиозаписи, сделанные с двух диктофонов, которые предоставила суду Лариса. Во-первых, записи не были приобщены к делу законным способом. Во-вторых, она приобщила их только через год после событий, а за это время их можно было отредактировать в какую угодно сторону.

Современная техника это позволяет. Доказать, что была такого рода редакция записи можно, только если для анализа используется более совершенное оборудование, чем то, что использовалось для коррекции записей.

Всем ясно, что у судмедэкспертов не самая современная аппаратура и программное обеспечение, что ставит под сомнение любые их выводы.

Тем не менее, судья Борисова прослушала в заседании данные записи и не обнаружила, уличающих нас фактов, не услышала оскорблений с нашей стороны. Поэтому суд оперировал только субъективными показаниями свидетелей произошедшего.

Посмотрим было ли единство в показаниях свидетелей:

– Свидетели: Вайнер, Тимченко (174 л.д.) – не слышали от меня этих слов ни в чей адрес.

– Свидетель Сорокина (150 л.д.) указывала, что оскорбительные слова предназначались всем, т.е. безадресно. А это по закону не составляет состав преступления. Кроме того, она указала на слова: «сволочь» и «истеричка».

Но слово «истеричка» никто из свидетелей, включая саму Ларису не подтвердил, что уже указывает на надуманность данного свидетельства. А слово «сволочь», как Сорокина сама уточнила чуть позже (160 л.д.

), произносилось по её мнению во множественном числе, т.е. тоже безадресно.

– Оскорбление от меня в адрес Ларисы якобы слышала только один свидетель обвинения, пристав Конюхова. Но и она вначале просто утверждала, что оскорбления были, но «вспомнить конкретных слов оскорбления она не может» (132 л.д.) и только после наводящего вопроса адвоката Ларисы (137 л.д.

): были ли произнесены мною конкретно слова «скотина, сволочь», Конюхова подтвердила что «да». Однако, в соответствии с ч.2 ст.189 УПК РФ наводящие вопросы запрещены, а доказательство, полученное с нарушением закона (ст.75 УПК РФ) не должно приниматься судом во внимание.

Правда кто бы из судей соблюдал эти самые законы.

– Еще больше путаницы в показаниях свидетелей в отношении Натали.

– Сама Лариса первоначально (в письменном заявлении в РОВД на следующий день после разбираемых событий) указывала на нецензурную брань в ее адрес от нас в рассматриваемой ситуации, без уточнения слов оскорбления.

Позже на суде, она утверждала, что и я и Натали обозвали ее одинаково: «сволочь» и «скотина» – уже одно это должно было вызвать недоверие суда (когда это мужчина и женщина ругались одинаково, в точности одними и теми же словами?).

Более того, нецензурной брани никто из свидетелей (ее же подруг) не слышал, что уже указывает на лжесвидетельство Ларисы уже в самом первоначальном ее заявлении в УВД. Этому суд вообще не дал никакой оценки.

Но ведь если гражданка позволила себе явно «приукрасить события» даже по отношению к показаниям своих же подружек свидетелей, то откуда у суда уверенность, что она вообще не выдумала все наши «противоправные действия» от начала и до конца!

Ни данный суд, ни последующая кассация никак не объяснили, почему суд принял одни показания свидетелей и отверг вышеуказанные их показания. Это делает решение суда немотивированным.

С другой стороны, судьи сами же в «Обзоре практики применения судами НСО процессуальных норм, регламентирующих составление приговоров. 2008г.» (далее – «Обзор Облсуда») (стр.

6) указали, что «требования закона соблюдались не всегда, в приговорах имели место предположения, допускались противоречивые выводы, оставлялись без внимания доводы защиты, что влекло отмену приговоров

Источник: https://studopedia.su/17_118103_pozitsiya-suda.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.