Состязательность и равноправие сторон как принцип правосудия

Конституционный принцип состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия

Состязательность и равноправие сторон как принцип правосудия

Вступив в Совет Европы и, ратифицировав в марте 1998 г. Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, Россия тем самым присоединилась к европейской системе охраны прав человека.

При этом отметим, что конституционные основы данного принципа для отечественного судопроизводства достаточно новое явление, в отличие, например, от гражданского и уголовного процессов. Это предопределяет необходимость по-новому оценить действие данного принципа в российском праве.

В Конституциях названных стран определяется организация судебных органов, их основные полномочия и формы взаимодействия с различными государственными органами. Так, например, ч. 2 ст.

94 (глава IX «Правосудие») Конституции ФРГ устанавливает, что федеральный закон определяет устройство Федерального конституционного суда и порядок судопроизводства, тем самым отсылает к конкретизирующему нормативному акту, который и регламентирует основы конституционного судопроизводства.

Чисто состязательный процесс, где акцент сделан исключительно на правах и инициативе сторон, полагаем невозможен.

Мы согласны с исследователями, которые отмечают, что при существующих традициях законодательства и судебной практики в чистом виде состязательность не может быть реализована, поскольку она в условиях пассивных сторон и суда противоречит принципу истины (объективной ли, судебной, юридической и т. п.). [2] Отчасти это связано с тем, что свобода сторон — осуществляющих уголовное преследование, судья — магистрат.

Как и в России, факты и обстоятельства в гражданском процессе Великобритании и США представляют стороны в силу принципа состязательности сторон. Так, истец должен сообщить суду о тех юридических фактах, которые являются основанием его исковых требований.

Ответчик, возражающий против иска, обязан сообщить суду те юридические факты, которые лежат в основе его возражений.

Эта обязанность сторон, или бремя утверждения (onus proferendi), является оборотной стороной их права распоряжаться фактическими данными по делу, в силу чего только факты, заявленные сторонами, могут быть предметом судебного исследования.

Предмет доказывания составляют факты, имеющие правовое значение (юридические факты), порождающие (investitive), прекращающие (devestitive), и изменяющие (translative) права и обязанности сторон.

Немецкий гражданский процесс также исторически прошел путь от чистой состязательности к усилению роли суда. Гражданский процессуальный кодекс, принятый в 1877 г., в своей первой редакции воплощал концепцию процесса как «интереса сторон» (Sache der Parteien).

Отражая эпоху, в которой он был составлен, Кодекс развивал либеральные ценности и в своей первоначальной редакции давал сторонам большую свободу в определении того, как вести процесс. Стороны определяли содержание своих состязательных бумаг, время подачи документов и, таким образом, продолжительность процесса.

Новые аргументы и доказательства могли быть представлены вплоть до окончания слушания дела, что неизбежно означало дальнейшие задержки с тем, чтобы другая сторона могла приготовить ответ.

Благодаря этому система немецкого гражданского судопроизводства была открыта для злоупотреблений сторон, и Германия стала печально известной среди современников из-за длительности процессов. В дальнейшем Гражданско-процессуальный кодекс несколько раз менялся, и многие изменения были внесены с целью ускорения процесса, активизации роли суда.

В российском гражданском процессе подготовку дела к судебному разбирательству осуществляет судья, в то время как в Англии и США судья находится в неведении и вынужден узнавать о нем в процессе заседания.

В этих странах всю подготовку осуществляют атторнеи (адвокаты).

Судья перед началом процесса имеет очень приблизительное представление об обстоятельствах дела и аргументации сторон, полагаясь на атторнеев, которые представляют по его требованию в ходе судебного разбирательства устно все необходимые ему сведения.

Говоря о том, что подготовкой доказательственной базы и формированием предмета доказывания занимаются атторнеи, рассматриваем это в качестве положительного опыта, усиливающего роль адвокатуры и инициативности сторон (особенно гражданского процесса).

Для воплощения идеи состязательности, приближенной к западному образцу, российскому законодателю необходимо понять роль адвокатуры в судебном процессе, и предоставить адвокату полномочия для участия в судебном разбирательстве наравне с прокурором (например, предоставить право адвокату опротестовать, как это может прокурор, и т. д.).

В российском процессуальном праве закреплено право состязающихся сторон представить суду ходатайство о перерыве в судебном заседании, с целью ознакомления и подготовки к защите стороны, оказавшейся в неведении каких-либо доказательств или обстоятельств, предъявленных другой стороной или вскрывшихся в ходе судебного следствия.

Нормой права, закрепляющей принципы состязательности и равноправия сторон, является ч. 3 ст. 123 Конституции РФ. Этой норме, как и другим конституционным нормам, присущи некоторые отраслевые особенности.

В частности, выделяются следующие специфические черты конституционно-правовых норм: отличие по источникам, учредительный характер содержащихся в них предписаний, особый механизм реализации. Отдельно отмечаются особенности структуры. [5] Следовательно, названные особенности характерны и для принципов состязательности и равноправия сторон.

Исходя их этого, принципы состязательности и равноправия сторон отличаются конституционной правовой природой (получили закрепление в Конституции России и обрели тем самым основополагающий характер); учредительным характером (установлен обязательный порядок осуществления всех видов судопроизводств); особым механизмом реализации (закреплен не в конституционных нормах, а в процессуальном законодательстве); спецификой структуры (не содержит трехзвенной логической структуры). [3]

В нашем случае необходимо разрешить вопрос о том, кто будет субъектом ответственности, и какие меры будут применяться при нарушении конституционных принципов состязательности и равноправия сторон.

Таким образом, правовая норма, фиксирующая принципы состязательности и равноправия сторон имеет следующую структуру: в случае возбуждения гражданского дела, возникновения судопроизводства (гипотеза) оно должно осуществляться на основе состязательности и равноправия сторон.

Если указанная норма нарушается, то возникают основания для применения санкции, установленной процессуальным законодательством. [6]

Следующим элементом правового регулирования конституционных принципов выступают правовые отношения. Однако в Конституции России нет норм, которые бы регулировали правоотношения, строящиеся на принципах состязательности и равноправия. Отсюда — еще одна особенность. В. Божьев отмечает, что ст.

123 Конституции РФ не устанавливает в России состязательного процесса, а ограничивается общим положением об осуществлении судопроизводства «на основе состязательности и равноправия сторон».

[8] То есть еще одной особенностью регулирования принципов состязательности и равноправия сторон является то, что Конституция РФ не содержит норм, определяющих правоотношения по реализации принципа, не определяет юридическую связь в форме взаимных прав и обязанностей между субъектами (сторонами).

Из этого вытекает, что, отношения, связанные с реализацией названных принципов, не являются конституционно-правовыми отношениями. [8] Однако это не означает, что конституционные принципы состязательности и равноправия сторон не находится в системном взаимодействии с другими конституционными принципами.

Более того, исходя из высшей юридической силы Конституции России и ее прямого воздействия на общественные отношения, можно предположить наличие системной связи конституционных принципов состязательности и равноправия сторон с процессуальными принципами гражданского и уголовного судопроизводства. А. В.

 Гриненко отмечает, что принципы осуществления правосудия только тогда максимально способствуют решению его задач, когда согласованы между собой, реализуются в комплексе как взаимосвязанные и дополняющие друг друга, «равнозначные и взаимозависимые» структурные элементы единой системы. [9]

Литература:

1.                  Лукьянова Е. Н. Механизм процессуального регулирования и его элементы // Журнал российского права. — 2001. — № 7. — С. 93.

2.                  Божьев В. «Тихая революция» конституционного суда в уголовном процессе Российской Федерации // Российская юстиция. — 2000. -№ 10. — С. 10. 189

3.                  Курылев СВ. Доказывание и его место в процессе познания. // Труды иркутского госуниверситета. Иркутск, 1955;

4.                  Амосов СВ. Роль суда в арбитражном процессе // Хозяйство и право. — 1995. — № 2;

5.                  Треушников М. К. Судебные доказательства. — М.: Городец, 1997;

Источник: https://moluch.ru/archive/84/15579/

Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон

Состязательность и равноправие сторон как принцип правосудия

Статья 12. Осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия сторон

1. Правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

2.

Суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1099-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Корнейчука Андрея Михайловича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пунктом 1 статьи 8 Закона Российской Федерации “О статусе судей Российской Федерации”

2.

1. Одной из важнейших задач гражданского судопроизводства является правильное разрешение гражданских дел (статья 2 ГПК Российской Федерации). Суд в силу части второй статьи 12 и части второй статьи 56 данного Кодекса осуществляет общее руководство процессом, в том числе определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, а также выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались, что является необходимым условием для достижения указанной цели. При возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу; проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам (часть первая статьи 79 ГПК Российской Федерации).

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.

2017 N 50-КГ17-8Требование: О выделе доли в жилом доме, вселении, обязании не чинить препятствия в пользовании жилым домом.Обстоятельства: Стороны являются участниками общей собственности на жилой дом, однако соглашение о выделе долей в натуре, равно как и соглашение об определении порядка пользования жилым помещением между ними не достигнуто.

Встречное требование: О выделе в натуре доли в жилом доме.Решение: Дело направлено на новое апелляционное рассмотрение, поскольку суд не вынес на обсуждение вопрос о проведении по делу дополнительной либо повторной судебной строительно-технической экспертизы и, тем самым, не создал условий для установления фактических обстоятельств дела, имеющих значение для правильного разрешения спора.

В соответствии с частью 2 статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1068-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Бизиной Натальи Валентиновны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, абзацем первым пункта 1 и пунктом 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации”

2.

2. Статья 61 ГПК Российской Федерации, предусматривающая, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (часть вторая), конкретизирует общие положения процессуального законодательства об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений судов общей юрисдикции и, как направленная на обеспечение в условиях действия принципа состязательности законности выносимых судом постановлений, во взаимосвязи с другими предписаниями данного Кодекса, в том числе закрепленными в его статье 2, части первой статьи 12, части второй статьи 13, статьях 56 и 195, а также в части первой статьи 196 ГПК Российской Федерации, не предполагает ее произвольного применения, а потому не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1065-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Гарафутдиновой Назии Мавлетдиновны на нарушение ее конституционных прав статьями 39, 137, пунктами 2 и 4 части четвертой статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Реализация указанного процессуального права осуществляется лишь с санкции суда, поскольку именно суд в силу части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для установления фактических обстоятельств при рассмотрении и разрешении гражданских дел, что является необходимым для достижения задач гражданского судопроизводства. Это правомочие суда, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, выступает процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1063-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Бирюковой Татьяны Михайловны, Еникеева Евгения Владимировича и других на нарушение их конституционных прав частями второй и восьмой статьи 10 и частью второй статьи 199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Решение вопросов о том, содержит ли дело, находящееся на рассмотрении суда, сведения, содержащие охраняемую законом тайну, подлежит ли в связи с этим дело разбирательству в закрытом судебном заседании в целом или в части в соответствии с требованиями федерального закона или подлежит ли удовлетворению ходатайство участвующего в деле лица, ссылающегося на необходимость сохранения в том числе врачебной тайны, о разбирательстве дела в закрытом судебном заседании, осуществляется в каждом конкретном деле судом, поскольку именно суд в силу части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом и создает условия для соблюдения всех правил гражданского судопроизводства. Это правомочие суда, будучи следствием принципа судейского руководства процессом, выступает процессуальной гарантией закрепленного в статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации права граждан на судебную защиту.

Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1064-О”Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Катрич Светланы Николаевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 13 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации”

Оспариваемые С.Н.

Катрич положения части второй статьи 13 ГПК Российской Федерации об обязательности вступивших в законную силу судебных постановлений судов общей юрисдикции, как направленные на реализацию положения статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, на обеспечение законности выносимых судом постановлений, во взаимосвязи с другими предписаниями того же Кодекса, в том числе закрепленными в части второй статьи 12, части второй статьи 56, статье 67 и части второй статьи 195, не предполагают их произвольного применения, не содержат какой-либо неопределенности, а потому не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе, в указанном ею аспекте.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.

2017 N 5-КГ17-63Требование: О компенсации морального вреда.Обстоятельства: Истец указывает, что по вине ответчика произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате чего был причинен вред здоровью истца средней тяжести.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции, поскольку определение о назначении экспертизы не было исполнено экспертным учреждением ввиду отсутствия у указанного учреждения возможности дать ответы на вопросы, поставленные судом в определении о назначении экспертизы, без привлечения специалистов клинического профиля, а также в связи с неоплатой полной стоимости экспертизы.

Тем самым суды в нарушение положений статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не создали надлежащих условий для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении настоящего спора.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.

2017 N 19-КГ17-10Требование: О прекращении права пользования жилым помещением, выселении.

Обстоятельства: Истцы указали, что приобрели у ответчика недвижимое имущество в виде земельного участка и дома, однако ответчики препятствуют собственникам проживать в домовладении.

Встречное требование: О признании недействительным договора купли-продажи жилого дома, земельного участка.

Решение: Дело направлено на новое рассмотрение, поскольку суды не учли, что истица по встречному иску в период между совершением сделки и подачей иска страдала онкологическим заболеванием, неоднократно лечилась, ее право на проживание в домовладении не нарушалось до предъявления исковых требований истцом по первоначальному иску о выселении, в связи с чем суды не рассмотрели вопрос о восстановлении срока исковой давности.

В то же время суд в нарушение статьи 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не разъяснил Марченко Т.Н. ее право ходатайствовать о назначении и проведении соответствующей оценочной экспертизы, без чего не представлялось возможным установить обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения дела.

Определение Верховного Суда РФ от 23.05.

2017 N 86-КГ17-4Обстоятельства: Определением отказано в удовлетворении заявления о возмещении судебных расходов, так как необходимость обращения истца в суд с иском не связана с правовой позицией ответчика по делу, а была обусловлена несвоевременным оформлением наследодателем права собственности на долю в праве общей долевой собственности на жилой дом.Решение: Определение оставлено без изменения.

Поскольку удовлетворение заявленного Соколовым И.А. иска к администрации округа Муром не было обусловлено установлением обстоятельств нарушения или оспаривания со стороны ответчика прав истца, понесенные Соколовым И.А.

судебные расходы должны быть отнесены на счет последнего, что соответствует принципу добросовестности лиц, участвующих в деле, и не нарушает баланс прав и интересов сторон (статьи 12, 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Источник: https://legalacts.ru/kodeks/GPK-RF/razdel-i/glava-1/statja-12/

О реализации принципов состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе россии

Состязательность и равноправие сторон как принцип правосудия

Кронов Евгений Владимирович – аспирант ИЗиСП.

В настоящее время не вызывает сомнения тот факт, что уголовный процесс, являясь изначально отраслью сугубо публичной, государственной, все больше приобретает элементы частного характера, когда субъекты процесса, которые не являются представителями власти (дознаватель, следователь, прокурор) и действуют от собственного имени в полном смысле этого слова (подозреваемый, обвиняемый, защитник) наделяются рядом существенных процессуальных правомочий и начинают играть более активную, деятельную роль в судопроизводстве по уголовным делам. Подобная тенденция характерна для уголовного процесса во всем мире, в том числе и в России.

Традиционно в уголовном процессе присутствуют две противоборствующие, противостоящие процессуальные силы: сторона обвинения (в лице государства, представляемого дознавателем, следователем, прокурором) и сторона защиты (представляемой подозреваемым, обвиняемым, защитником).

Вследствие того, что стороны имеют прямо противоположные интересы, состояние их взаимоотношений нельзя охарактеризовать иначе, как борьба. Вполне уместно и применение термина “конкуренция”, поскольку стороны конкурируют между собой перед лицом субъекта уголовного процесса, которому законом вверено право определить, кто из конкурентов прав, а кто нет, т.е. суда.

Между тем как любая борьба, так и любая конкуренция, могут происходить при наличии правил, их регламентирующих, как в равных условиях, при наличии равного количества и качества предоставленных сторонам “противоборства” правомочий, так и в условиях неравных, когда одна из сторон имеет ряд тех или иных преимуществ.

Исходя из таких соображений, необходимо поставить вопрос о характере данного “противоборства” между сторонами обвинения и защиты в современном российском уголовном процессе.

Для этого обратимся к Основному Закону государства – Конституции РФ, поскольку в ней закреплены основные положения всех отраслей законодательства, в том числе и уголовного процесса. Статьей 123 Конституции РФ, регулирующей характер отправления правосудия в нашей стране, установлено: “Судопроизводство осуществляется на основе СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ И РАВНОПРАВИЯ СТОРОН” (выделено мной. – Е.К.).

В этой связи представляется необходимым детально проанализировать данное положение закона в уголовно-процессуальном преломлении.

О каком судопроизводстве идет речь в названной статье Конституции РФ? Ведь стороны, процессуальные оппоненты присутствуют и в гражданском процессе, и в арбитражном, причем там они выглядят более определенными, традиционными. Часть 2 ст.

118 Конституции РФ указывает на виды судопроизводства: конституционное, гражданское, административное и уголовное. Таким образом, очевидно, что, применяя общий термин “судопроизводство”, ст. 123 Конституции РФ распространяет правило о состязательности и равноправии и на уголовное судопроизводство.

Подтверждение этому мы находим непосредственно в УПК РФ.

В частности, ч. 1 ст. 15 УПК РФ, расположенная в его главе 2, посвященной принципам уголовного процесса, содержит следующее указание: “Уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон”.

Сразу в глаза бросается единственное, но весьма существенное расхождение, различие, из-за которого между учеными до сего дня не утихают достаточно серьезные споры. Фраза, содержащаяся в ч. 1 ст. 15 УПК РФ, отличается от конституционной формулировки отсутствием в ней упоминания о равноправии сторон.

Теперь обратимся к самому термину “судопроизводство”, чтобы понять, что он в себя включает. Между тем легальной дефиниции мы обнаружить не сможем. Исходя из названного положения ч. 2 ст.

118 Конституции РФ, судопроизводство является формой осуществления судебной власти. Но для российского уголовного процесса характерны ярко выраженные досудебная и судебная стадии.

Распространяется ли в таком случае термин “судопроизводство” на досудебную стадию: возбуждение уголовного дела и предварительное расследование?

УПК РФ в ст. 1 уже использует данный термин как нечто данное и априори понятное, не приводя его определения. Статья 5 УПК РФ, в которой даются основные понятия, используемые в Кодексе, также не раскрывает содержания понятия судопроизводства.

Исходя же из структуры и названия отдельных глав и разделов УПК РФ, становится понятным, что под судопроизводством законодателем понимается все производство по уголовному делу, начиная от его возбуждения и кончая стадиями пересмотра судебных решений в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Обратившись к доктрине, мы также увидим единодушие в понимании судопроизводства как понятия, распространяющегося как на судебную, так и на досудебную стадию российского уголовного процесса. По этому же пути идут и правоприменители.

Таким образом, можно констатировать, что и Конституция РФ, и УПК РФ формально распространяют принцип состязательности на обе названные стадии уголовного процесса.

Иначе дело обстоит с принципом равноправия. Как отмечалось выше, ч. 1 ст. 15 УПК РФ не содержит указания на него. Однако, обратившись к ч.

4 данной статьи, мы увидим, что законодатель посчитал необходимым придать статус равноправных субъектов представителям сторон обвинения и защиты лишь в их деятельности “перед судом”.

Таким образом, если в период взаимодействия сторон суд отсутствует, что имеет место быть на предварительном расследовании, равноправия попросту нет.

Складывается странная картина: как только стороны предстают перед судом, они провозглашаются равноправными, а когда судья их не наблюдает, то сторона обвинения в лице следователя, дознавателя ни о каких равных правах стороны защиты и слышать не хочет.

Таким образом, мы можем заключить, что уголовно-процессуальный принцип состязательности и равноправия сторон, содержащийся в действующем УПК РФ, составляет лишь три четверти от предусмотренного Конституцией РФ.

Кроме того, нельзя упускать из виду важную деталь: название ст. 15 УПК РФ дословно звучит как “Состязательность сторон”, а не “Состязательность и равноправие сторон”.

Перед тем, как приступить к детализации моментов воплощения данного принципа в уголовно-процессуальном законодательстве, попробуем разобраться в понятиях терминов “состязательность” и “равноправие”. Различаются они или тождественны?

Так, в Словаре русского языка С.И. Ожегов определяет глагол “состязаться” как “стремиться превзойти кого-нибудь в чем-либо”.

При описании же производного от этого глагола прилагательного “состязательный” автор приводит в качестве примера “состязательный судебный процесс”, определяя его как процесс, “при котором обе стороны имеют равные активные процессуальные права при исключительных полномочиях суда”.

“Равноправие” же С.И. Ожегов понимает как “равное положение, равенство”, а прилагательное “равноправный” – “обладающий одинаковыми с кем-то правами” .

Ожегов С.И. Словарь русского языка: 70000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. М., 1991. С. 637, 749.

Таким образом, уже возникает некое двоякое понимание понятия состязательности: 1) либо это простое стремление превзойти другую сторону в процессуальном поединке; 2) либо такое положение, при котором у сторон одинаковые процессуальные права. Если верно второе положение, то состязательность и равноправие по своей сути тождественны.

Для примера обратимся к некоторым определениям, даваемым состязательности учеными-теоретиками и практиками в научных трудах и публикациях.

Так, еще в 60-е годы XX в. М.С. Строгович определял состязательность как “такое построение судебного разбирательства, при котором обвинение отделено от суда, обвинение и защита осуществляются равноправными сторонами, а функция суда состоит в разрешении дела. При этом весь процесс выглядит как полемика сторон, защищающих свои законные интересы” .

Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т. 1. М., 1968. С. 149.

Л.Ф.

Шумилова, указывая на понятие процессуальной состязательности в целом, определяет ее как “конкуренцию участвующих в деле лиц, когда самостоятельные действия одних участвующих в деле лиц эффективно ограничивают возможность других односторонне воздействовать на исход судебного разбирательства при наличии активной роли суда, наделенного функциями правосудия по руководству и управлению процессом” .
Шумилова Л.Ф. Принципы состязательности и объективной истины как фундаментальные начала правоприменительной практики // Журнал российского права. 2005. N 11. С. 55.

Интересно, что подавляющее число авторов уклоняются от дачи прямого четкого определения состязательности, раскрывая, по сути, лишь составляющие ее элементы.

И.Л.

Петрухин указывает следующее: “Состязательность – форма организации судопроизводства, для которой характерны: строгое расчленение функций обвинения, защиты и разрешения дела соответственно между прокурором (частным обвинителем, потерпевшим), обвиняемым (защитником) и судом (судьей); процессуальное равноправие сторон обвинения и защиты; разбирательство дела путем полемики сторон перед независимым и беспристрастным судом” .

Петрухин И.Л. Реформа уголовного правосудия в России не завершилась // Законодательство. 2006. N 3. С. 69 – 70.

По мнению авторов Комментария к УПК РФ под ред. Д.Н. Козака, принцип состязательности означает прежде всего: 1) разграничение функций обвинения (уголовного преследования) и защиты и возложение этих функций на стороны обвинения и защиты соответственно; 2) отделение функции разрешения дела (правосудия) от функций обвинения и защиты; 3) процессуальное равноправие сторон .

Источник: https://WiseLawyer.ru/poleznoe/34173-realizacii-principov-sostyazatelnosti-ravnopraviya-storon-ugolovnom-processe

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.