Судебная практика по ст 44 гпк рф

Статья 44 ГПК РФ. Процессуальное правопреемство

Судебная практика по ст 44 гпк рф

1. В случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

2. Все действия, совершенные до вступления правопреемника в процесс, обязательны для него в той мере, в какой они были бы обязательны для лица, которое правопреемник заменил.

3. На определение суда о замене или об отказе в замене правопреемника может быть подана частная жалоба.

1. Институт правопреемства урегулирован гражданским правом. Согласно ч. 1 ст. 129 ГК РФ объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом, если они не изъяты из оборота или не ограничены в обороте.

2. При слиянии юридических лиц права и обязанности каждого из них переходят к вновь возникшему юридическому лицу в соответствии с передаточным актом.

При присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица также в соответствии с передаточным актом.

При разделении юридического лица его права и обязанности переходят к вновь возникшим юридическим лицам в соответствии с разделительным балансом.

При выделении из состава юридического лица одного или нескольких юридических лиц к каждому из них переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с разделительным балансом. При преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменении организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят права и обязанности реорганизованного юридического лица в соответствии с передаточным актом (ст. 58 ГК РФ).

3. Ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (п. 1 ст. 61 ГК РФ).

4. Правом о признании незаконным отказа в назначении пенсии по инвалидности обладает исключительно тот гражданин, которому отказано в назначении данной пенсии, поскольку такое право связано с его личным субъективным правом. Поэтому правопреемство по делам по спорам о признании незаконным отказа в назначении пенсии не допускается .

——————————–

См.: Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2006 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 7 и 14 июня 2006 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 9. [Электронный ресурс]. М., 2006.

5. В случае выбытия стороны (смерти гражданина) в гражданском процессе суд в любой стадии процесса, как минимум, должен обсудить вопрос о возможности замены этой стороны ее правопреемником .

——————————–

По аналогии с толкованием ранее действовавших гражданских процессуальных норм. См.: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4 августа 1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. N 6. С. 4 – 5.

6. Государственная пошлина взыскивается с правопреемника, если она не была уплачена первоначальным истцом (п. 5 ч. 1 ст. 333.20 НК РФ).

7. Правопреемство возможно и на стадии исполнения решения. Вопрос о замене стороны правопреемником рассматривается судом по заявлению заинтересованного лица или судебного пристава-исполнителя в судебном заседании, о времени и месте которого извещаются стороны и судебный пристав-исполнитель.

По результатам рассмотрения заявления выносится определение, на которое может быть подана частная жалоба. В случае признания судом правопреемства судебный пристав-исполнитель обязан своим постановлением произвести замену соответствующей стороны в исполнительном производстве правопреемником .

——————————–

См.: Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за четвертый квартал 2005 года: Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 1 марта 2006 года // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2006. N 5. [Электронный ресурс]. М., 2006.

8. Согласно ст.

48 ГК РФ юридическое лицо – это организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Юридические лица должны иметь самостоятельный баланс или смету.

9. Юридическое лицо считается созданным со дня внесения соответствующей записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ч. 2 ст. 51 ГК РФ).

10. См. также содержание и комментарии к ст. 61, 215 ГПК РФ.

Источник: https://zknrf.ru/gpk-rf/Razdel-I/Glava-4/Statya-44/

Дело N11-КГ17-10. О взыскании задолженности по кредитному договору

Судебная практика по ст 44 гпк рф
Законы и кодексы » Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации » Раздел I. Общие положения » Глава 4. Лица, участвующие в деле » Статья 44. Процессуальное правопреемство » Дело N11-КГ17-10. О взыскании задолженности по кредитному договору.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 27 июня 2017 г. N 11-КГ17-10

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Гетман Е.С.,

судей Киселева А.П., Марьина А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску ООО “Финансовые услуги” к Закирову Ф.А. о взыскании задолженности по кассационной жалобе ООО “Финансовые услуги” на заочное решение Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 апреля 2016 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 7 июля 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Киселева А.П., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО “Финансовые услуги” обратилось в суд с иском к Закирову Ф.А. о взыскании задолженности.

В обоснование требований указало, что 9 сентября 2009 г. между ЗАО “Ивановский областной банк” и Закировым Ф.А. заключен кредитный договор, однако Закиров Ф.А. надлежащим образом обязательства по кредитному договору не исполняет, в связи с чем образовалась задолженность.

Впоследствии ЗАО “Ивановский областной банк” был переименован в ЗАО “Национальный банк сбережений”.

29 января 2015 г.

между ЗАО “Национальный банк сбережений” и ООО “НБС-Финансовые услуги” заключен договор уступки прав требования N 34, согласно которому цедент (ЗАО “Национальный банк сбережений”) передает, а цессионарий (ООО “НБС-Финансовые услуги”) принимает права требования к физическим лицам (заемщики), принадлежащие цеденту по кредитным договорам, указанным в Приложении N 1 к договору цессии, а также права, связанные с уступаемыми правами, в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту их передачи.

Согласно акту приема-передачи права требования к ООО “НБС-Финансовые услуги” перешло право требования задолженности по кредитному договору с ответчиком в сумме 228 989, 89 руб.

Поскольку в нарушение условий кредитного договора ответчиком не исполнено обязательство по возврату денежной суммы, долг до настоящего времени не погашен, истец просил суд взыскать задолженность по кредитному договору, проценты за пользование чужими денежными средствами и проценты, предусмотренные статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также расходы на уплату государственной пошлины.

Заочным решением Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 апреля 2016 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 7 июля 2016 г., в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе ООО “Финансовые услуги” ставится вопрос об отмене заочного решения Набережночелнинского городского суда Республики Татарстан от 11 апреля 2016 г. и апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 7 июля 2016 г., как незаконных.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В. от 15 мая 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению.

Согласно статье 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены судебными инстанциями при рассмотрении данного дела.

Судом первой инстанции установлено, что 9 сентября 2009 г. между ЗАО “Национальный банк сбережений” (далее – Банк) и Закировым Ф.А.

заключен кредитный договор N (далее – кредитный договор), в соответствии с которым Банк предоставил ответчику потребительский кредит в размере 191 860 руб. 47 коп.

под 44% годовых сроком на 84 месяца путем внесения ежемесячных платежей на счет кредитора (л.д. 19 – 21).

29 января 2015 г.

между ЗАО “Национальный банк сбережений” (цедент) и ООО “НБС-Финансовые услуги” (цессионарий) заключен договор уступки прав требований N 34, согласно которому цедент передает, а цессионарий принимает права требования к физическим лицам, принадлежащие цеденту по кредитным договорам, а также права, связанные с уступаемыми правами, в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту их передачи (л.д. 5 – 6).

К ООО “НБС-Финансовые услуги” перешло право требования задолженности по кредитному договору в сумме 228 989 руб. 89 коп., что подтверждается актом приема-передачи права требования (л.д. 7 – 9).

18 декабря 2015 г. в Единый государственный реестр юридических лиц внесены изменения, касающиеся переименования ООО “НБС-Финансовые услуги” в ООО “Финансовые услуги” (л.д. 29 – 30).

Разрешая спор, суд первой инстанции указал, что возможность передачи прав по кредитному договору сторонами не оговаривалась, а потому следует исходить из того, что такая договоренность не была достигнута; документы, подтверждающие наличие у истца лицензии на право осуществления финансовой деятельности, не представлены, а потому договор цессии нарушает права потребителя, противоречит положениям статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации и в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является ничтожным в той части, в какой допускает такую уступку прав требования третьим лицам, не имеющим лицензии на осуществление банковской деятельности.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о том, что оснований для удовлетворения исковых требований не имеется, с чем согласилась апелляционная инстанция Верховного Суда Республики Татарстан, указав также, что кредит Закирову Ф.А.

предоставлен ЗАО “Ивановский областной банк”, а договор уступки права требования заключен между истцом и ЗАО “Национальный банк сбережений”, который стороной кредитного договора не является, каких-либо доказательств того, что ЗАО “Национальный банк сбережений” является правопреемником ЗАО “Ивановский областной банк”, истцом не представлено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судом апелляционной инстанции, проверявшим законность решения суда первой инстанции, нарушены нормы действующего законодательства и согласиться с его выводами нельзя по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

В соответствии со статьей 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г.

N 17 “О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей”, разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Как следует из материалов дела, пунктом 5.4.3 правил по кредитованию предусмотрено право Банка передать свои права и требования по кредитному договору третьему лицу (л.д. 20).

В заявлении на выдачу кредита установлено, что правила кредитования являются неотъемлемой частью заявления и в случае заключения между Банком и Закировым Ф.А. кредитного договора все положения правил кредитования становятся обязательными для сторон (л.д. 19).

Однако это юридически значимое обстоятельство не получило какой-либо оценки по правилам части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а вывод суда о том, что сторонами возможность передачи прав по кредитному договору не оговаривалась, такая договоренность не была достигнута, противоречит материалам дела и является неправильным.

Указание суда апелляционной инстанции в качестве основания для отказа в удовлетворении исковых требований на отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что ЗАО “Национальный банк сбережений”, является правопреемником ЗАО “Ивановский областной банк”, также не может быть принято во внимание, поскольку факт правопреемства ЗАО “Ивановский областной банк” сторонами не оспаривался.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что в правилах предоставления кредита от 9 сентября 2009 г. и в договоре цессии от 29 января 2015 г. реквизиты ЗАО “Ивановский областной банк” совпадают с реквизитами ЗАО “Национальный банк сбережений”.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм права являются существенными, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены апелляционного определения.

Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции ( пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 “О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции”), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства ( статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает нужным направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 7 июля 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Источник: https://advokat-malov.ru/zakony-i-kodeksy/grazhdanskij-processualnyj-kodeks-rossijskoj-federacii/razdel-i--obschie-polozheniya/glava-4--lica--uchastvuyuschie-v-dele/statya-44--grazhdanskiy-processualnyy-kodeks-rf/sud-praktika-k-state-44-grazhdanskiy-processualnyy-kodeks-rf-42189.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.